Бойцами добровольческих батальонов, которые не вступили в ряды украинской армии, а разгуливают с оружием в руках, теперь будут заниматься прокуратура и милиция. На них открывают уголовные дела и сажают в СИЗО.

Отобрали пекарню

Почти каждый день теперь открываются дела по бойцам добровольческих батальонов. На днях стало известно о задержании девяти добровольцев (трое из которых назвались «партизанами» движения «Равлик»), которые приехали захватывать агроферму.

Вчера глава Луганской ОГА Геннадий Москаль заявил о том, что к захвату хлебозавода «УкрВереск» имеют отношение бойцы «Айдара» под руководством бывшего комбата, депутата Сергея Мельничука.

Напомним, вооруженные бойцы пришли в пекарню, забрали наличку и поставили под контроль его работу. Москаль опубликовал документ МВД, подтверждающий этот факт, хотя руководство Минобороны это отрицало. В целом против айдаровцев в Луганской прокуратуре открыто около полусотни дел. А теперь разгорается скандал вокруг батальона «Донбасс» (Нацгвардия), который захватил в начале мая санаторий «Светлана» в Мариуполе и отказывается его покидать, несмотря на приказ командования. «Уходить из пансионата никто не собирается, — рассказала «Вестям» администратор «Светланы» Ольга Денисова. — Более того, бойцы начали рыть окопы, отгородили пляж. Мы общались лично с Семеном Семенченко, он подтвердил, что приказ есть, но ушел от ответа, когда батальон его выполнит, мол, он к «Донбассу» отношения не имеет. А бойцы, которые сидят там, отказываются нас впускать и говорят, что это не приказ, а бред». В Минобороны пока ситуацию с «Донбассом» не комментируют — говорят, что не владеют полной информацией.

Каждому двору – по спецназу

В Минобороны неофициально говорят, что довольны добровольцами, которые влились в ряды армии. Многие из них показали себя лучшими во время учений на полигонах, им делают и поблажки — например, айдаровцам позволили служить в одних подразделениях и даже носить свои нашивки.

Оставшиеся добровольцы, как правило, — люди, которые в боях практически и не участвовали. Среди них много судимых, людей, которые находятся в розыске. Многих из них в армию даже и не возьмут из-за такого прошлого. Однако расставаться оружием и гордым именем добровольца они не желают.

По мнению известного волонтера и автогонщика Алексея Мочанова, всех добровольцев нужно однозначно легализовать в ряды ВСУ или МВД. «Иначе у нас в каждом дворе появится свой спецназ, который будет решать, кто сепаратист, а кто нет, — сказал «Вестям» Мочанов. — Раз добровольцы не доверяют руководству Минобороны или Генштаба, значит, нужно привлекать моральных авторитетов, к которым было бы доверие. Но никаких отдельных добровольческих формирований быть не должно».

По словам спикера Генштаба Владислава Селезнева, процесс интеграции добровольцев в ряды вооруженных сил приоритетный. «Согласно Минским договоренностям, добровольческих батальонов не должно быть, — сказал нам Селезнев. — Поэтому тот же «Правый сектор» не находится сейчас в зоне АТО. Вооруженные силы очень заинтересованы в том, чтобы привлечь добровольцев на службу, они более мотивированны, патриотичны». Те же, кто отказываются входить в ряды официальных структур, окажутся вне закона.

«Ими будут заниматься соответствующие структуры — СБУ, МВД, военные прокуратуры. Любой военный, который совершит преступление в зоне АТО, должен отвечать по всей строгости закона», — заявил Селезнев. Что касается партизан, таких, как «Равлик», то тут позиция Генштаба категорична — за исключением тех, кто работает на территории противника, выполняя приказы руководства АТО, все группы являются незаконными формированиями.

Тем временем