В 1994 году к официальной власти в Донецкой области пришли люди, у которых денежный ресурс был доминирующим. То, что происходило это на фоне нарастающего криминального беспредела, накладывало специфический леденящий отпечаток на весь процесс…

Щербань – губернатор

Этот год наглядно показал, как работают деньги на выборах. Владимир Петрович Щербань, в 1990-м – директор гастронома "Украина", в 1992-м – заместитель председателя Донецкого горисполкома, был избран губернатором области.

Денег в выборы вложили действительно очень много, это было очевидно даже дилетанту. Лицо Щербаня смотрело отовсюду, особенно впечатляющей стала массированная реклама в недавно основанной рекламно-информационной газете "РиО" (ее тираж был, кажется, под 100 тысяч, и Щербань несколько раз покупал полосную рекламу под себя). Гениальный слоган "Вылитый губернатор!" был придуман так, что никого не мог оставить равнодушным. Он и не оставил.

И все-таки, денег одного Щербаня могло не хватить. И тогда, руководствуясь проверенным правилом "Двое почти всегда лучше, чем один", в одном порыве объединили усилия два Щербаня. К Владимиру Петровичу добавился Евгений Александрович. На презентационной конференции они, довольно улыбались, называли себя "сладкой парочкой" (реклама "Твикс" как раз тогда была на пике популярности). Это дало результат: соединенными силами, Владимир Щербань был проведен в губернаторы (кстати – первый и последний случай всенародного избрания на этот пост). Во втором туре он набрал 61,1% голосов, а его соперник Владимир Логвиненко – всего 33,7%. Любопытно, что лучше всех за Владимира Петровича проголосовал Мариуполь, где он получил около 75%...

Кучма – президент

Вопреки многочисленным прогнозам и мощной поддержке, президентом Украины не стал Леонид Кравчук. Его поддерживали в Донецке мощные, влиятельные фигуры, в том числе – Ефим Звягильский (главный угольный генерал) и Владимир Следнев (главный генерал металлургический). Его конкурента Леонида Кучму в Донецке админресурс не подпирал. И тем не менее, он финишировал первым. Более 70% населения Донецка проголосовало за него.

Это был удивительный для нас пример, когда народ взял судьбу выборов в свои руки. Кравчук имел имидж "западника" во всех отношениях – и внутриукраинском, и внешнеполитическом. Кучма, напротив, позиционировал себя (и воспринимался населением) как пророссийский кандидат. Симпатии к России в тогдашнем Донецке был доминирующим фактором. Кравчука просто не имел шансов пари условии свободного волеизъявления. Оно и было тогда свободным. Почти…

"Червоний кут" и другие

1994 год – пик "криминальных войн". Во второй половине года стреляли настолько часто и густо, что газетные сообщения об очередной жертве уже перестали вызывать у публики особый отклик. Самым картинным стало убийство 2 сентября в ресторане "Червоний кут" в начале бульвара Пушкина известного авторитета Эдуарда Брагинского по кличке "Чирик". Молодой длинноволосый брюнет в кожаной куртке прибыл к "Куту" на мотоцикле, спокойно вошел, достал короткоствольный автомат из пакета и хладнокровно сделал свое дело, после чего тихо удалился. Голливуд!

Чего только не говорили о причинах убийства Брагинского. Разумеется, фигурировала и версия о ссоре с Аликом Греком (тогда этим объясняли почти все происходившие несчастья). Любопытно, что "горячий" 1994-й начался с покушения на Грека (то есть, Ахатя Брагина) в его даче на поселке Пески. Киллерам успех не сопутствовал: Греку удалось отлежаться в голубятне.

Беспредел нарастал. В мае людьми, как предполагает прокуратура, печально известного Гиви Немсадзе устраняют директора Пролетарского рынка Кархана Толебаева. Летом был убит Сергей Глебов, директор фирмы "Моздок", в прошлом – друг легендарно-покойного Яноша Кранца. 6 сентября убирают близкого к криминалитету предпринимателя Михаила Дворного (опять же, предположительно – дело рук Немсадзе). В середине сентября на площади Буденного ликвидировали авторитетного не только в тех краях Евгения Минайлука (и оказавшегося рядом Марика Померляна). В декабре на Красном Пахаре расстреляли Евгения Фролова, сына знаменитого "Фрола" - парень во всеуслышание обещал отомстить какому-то сильному человеку за убитого чуть ранее отца… Таков далеко не полный список кровавых событий года.

Завершим его стоящим отдельно инцидентом на бульваре Шахтостроителей 30 ноября 1994 года. В девятом часу вечера сильнейший взрыв потряс Калининский район. Это взлетел на воздух автомобиль, напичканный взрывчаткой... Взрыв был такой силы, что в округе вынесло окна (в некоторых местах вместе с рамами), сорвались с петель двери близлежащих подъездов, частично разрушился забор детской областной больницы … Через несколько секунд после взрыва, от которого, к счастью, никто не пострадал, опять громыхнуло, но уже послабее. Запылал джип "паджеро" темно-вишневого цвета, припаркованный невдалеке от дома № 15. По нему выстрелили из гранатомета. Затем взорвался еще один автомобиль. Прохожие бросились на землю, прижав ладони к ушам и отползая под любые прикрытия. Наконец, застрочили автоматы. Выстрелы пришлись по автомобилю, стоявшему в нескольких десятках метров от пылающего джипа. Один из автоматов бил трассирующими пулями, которые в вечерних сумерках яркой нитью полосовали чьи-то "жигули". Огонь велся под прикрытием двух белых автомобилей", - описывает картину сражения журналист Сергей Кузин. По информации, попавшей в прессу, охотились за человеком по имени Ренат. Именно так. Через букву Е.

"Шахтер" в руках Брагина

В августе у единственного тогда футбольного клуба Донецка появился новый (и первый частный) хозяин. И какой! Это был тот самый Ахать Брагин, о котором много и преимущественно шепотом говорилось в тогдашнем городе. Человек, о котором почти все слышали, но мало кто его видел (да и хотели ли?). И вот, Брагин вышел на свет.

Он стал давать интервью, а потом и устраивать пресс-конференции. Забавно было наблюдать, с какой опаской ему поначалу задавали вопросы. Брагин первым озвучил намерение сделать "Шахтер" чемпионом. Кто-то пустил слух, что он хочет вернуть из "Манчестер Юнайтед" Канчельскиса. Ахать Хафизович выразился патриотично: "Настанет время, и футболисты уровня Канчельскиса не захотят уезжать из Донецка! Наша задача – создать такую команду и такие условия, чтобы так и было".

Неоднозначность брагинского бизнеса привела к тому, что в конце года о нем говорили больше совсем не в футбольном контексте. Новый начальник городской милиции Аркадий Болдовский вступил с ним в открытое противостояние. На фирму "Люкс" нагрянули с проверкой (никто не мог поверить в то, что такое возможно). Болдовский дал интервью газете "Город", где утверждал, что за организованной преступностью города стоит Алик Грек. Ахать Хафизович в ответ заявил, что да, он, действительно, Алик Грек, но не тот. Болдовский пошел на попятный, уточнив, что ничего такого не говорил, а вообще, в области 27 человек известно как носители этой клички. Брагин подал в суд и выиграл дело.

А "Шахтер"… Тут тоже наметилось нечто новое. "Шахтер" стал подавать голос. В сентябре чуть не снялся с чемпионата Украины из-за предвзятого судейства. Курьезно, но поддержало его… киевское "Динамо". "Шахтер" еще не был настоящей силой в украинской футболе, но давал всем понять: это не за горами. С таким-то президентом!

Смена власти на ДМЗ

Предприятие, с которого начался Донецк, пережило лихорадку, кризис и некоторый катарсис. Был уволен многолетний директор Владимир Следнев и назначен новый – Александр Рыженков. И за всем этим, конечно, стояло гораздо большее, чем просто металлургический вопрос.

В 1993 году завод попал в такой переплет, что казалось – уже все. В результате, численность персонала сократилась почти вдвое. Встали прокатный, мартеновкий цеха, доменный еле дышал. В феврале 1994 года металлурги вышли на митинг, где выразили недоверие Следневу (который, по их словам, занимается Бог знает чем, только не делами трудового коллектива), назвали узурпатором и потребовали лишить депутатского мандата.

Конфликт развязался в августе, когда Следнева отправили в отставку. Тем временем, в стране сменился президент, и большой следневский друг Леонид Кравчук тоже остался не у дел. Защищать интересы директора ДМЗ стало некому. В октябре место главы завода занял Александр Рыженков, председатель Ленинского райисполкома (хотя трудовой коллектив хотел "своего" Владимира Терещенко). В истории ДМЗ начинался новый период. Вскоре на завод придут пакистанцы, новые технологии и новые схемы. Старый завод уже не вернется никогда, и спасти его было невозможно уже тогда, в 1994-м.

"Звезды балета"

В этом году, когда танцевали немногие, Донецк впервые принял фестиваль, который станет знаковым и переживет все перипетии украинской истории. По инициативе Вадима Писарева город принял "Звезд балета".

Из-за ремонта оперного театра фестиваль прошел во Дворце молодежи "Юность". Ремонт, растянувшийся невероятно, завершили к концу того же года. Как вспоминает приближенный тогда к Писареву журналист Михаил Каганович, программа фестиваля была еще не вполне сбалансирована, помимо танцевальных талантов, приехали всякие прочие, вела программу детская телеведущая Ангелина Вовк… В общем, разнобой. Стильным и изысканным фестивалю еще предстоит стать.

Писарев был в тогдашнем Донецке человеком, решавшим вопросы. Возможно, единственным сильным человеком, кто не был связан с промышленностью или с криминалом. Писарев показывал пример того, как в Донецке можно "раскрутиться" на делах чисто духовного свойства. И в этом смысле, он был необходим тогдашнему Донецку, как воздух. На одном фланге тогдашней жизни гремели выстрелы и громыхали взрывы. А на другом – звучал Григ и Чайковский…

Кроме того, в 1994 году

В 1994 году в Донецкой области прошел (одновременно с выборами в Верховную Раду Украины) так называемого опроса по поводу федерализации страны (за нее высказалось 79,69% населения).

Евгений Щербань избран народным депутатом. Это единственный либерал, прорвавшийся в Верховную Раду от Донбасса: подавляющее большинство наших народных избранников представляли коммунистов и примкнувших к ним социалистов.

Представительница дома Романовых, Великая княгиня Леонида Георгиевна погостила в Донбассе, побывала в Славяногорске.

В парке шахтоуправления "Октябрьское" заложена мечеть, которой мусульманская община дала имя "Аль Фаддан", в честь миссионера, принесшего ислам болгарским народам (когда-то жившим на территории Донбасса).

Донецк отметил 125 лет со дня основания самым масштабным празднованием Дня города за последние годы. Деньги в городском бюджете нашлись…

Комментарий года

Евгений Копатько, в 1994 году – молодой донецкий социолог:

- - Губернатором Донецкой области стал заместитель председателя Донецкого же горисполкома Владимир Петрович Щербань. Мне это запомнилось, потому что мы тогда как раз проводили социологические исследования по ходу избирательной компании. Это было действительно достаточно знаковое событие, по-настоящему конкурентные выборы, а победил в них человек, на которого в начале кампании мало кто мог ставил. А в итоге он победил, причем с огромным отрывом от ближайшего конкурента. Выборы стали новым словом в местной политике и по активности людей, и по резонансу в средствах массовой информации, это был момент открытой политической борьбы с достаточной долей непредсказуемости на начальном этапе.

Нельзя отрицать, что деньги оказали влияние на ход выборов, но далеко не определяющее. Был задействован неплохой организационный ресурс, применен нестандартный пиар – как в печатных СМИ, так и на телевидении (до сих пор помню ролик, где простые дончане за самоваром обсуждают достоинства Щербаня). В общем, работал синтез различных задействованных ресурсов. Ведь нельзя сказать, что Логвиненко был слабым соперником – нет, это был очень достойный кандидат со своими козырями. И для того, чтобы победить, Щербаню и его команде потребовалось быть очень конкурентоспособными и очень креативными.

- Всплеск преступности 1994 года – это была часть общеполитического процесса или что-то отдельное?

- В самом деле, в 1994 году Донецк по полной программе пережил то, что обычно подразумевают под названием "лихие 90-е". Криминальный всплеск стал следствием того, что после начала истории независимой Украины общество провалилось в некое безвременье, и попытка выстроить новые политические и экономические структуры приобретала порой очень жесткие формы. Помимо этого, был и обычный уголовный беспредел. Все это подхлестывалось нестабильностью в обществе и гиперинфляцией, которая в 1994 году все еще не была побеждена.

Но помимо негатива, случилось еще одно знаковое событие, на котором мне хотелось бы заострить внимание. Это первый фестиваль "Звезды балета", задуманный, организованный и проведенный Вадимом Писаревым. Событие, положившее начало мощной культурной традиции уже далеко не регионального масштаба. Очень показательно, что произошло это в Донецке, а не в Киеве, Львове, Одессе, где были очень сильные балетные традиции. Так вот светлое событие наложилось на весь остальной мрак. Так у нас бывает – наша жизнь соткана из парадоксов.

- Был ли это год политического перелома?

- Не думаю. В конце концов, тот же Щербань был заместителем Звягильского, и ментально продолжал примерно ту же линию. Перелом наступил позже, в те времена, когда к власти в Украине пришел Лазаренко, что знаменовало тяжелые времена для Донецка, и в несколько последующих лет. А в 1994 году происходили только события, которые лишь подготовили перелом. Происходило структурирование элиты, ее самоорганизация, выстраивалась вертикаль, формирование которой завершилось только к концу 90-х годов (и в принципе, эта вертикаль сохраняется и сейчас).