Скандал с трагически погибшими рыбаками из Донбасса набирает обороты — российские силовики отказываются отпустить на родину Александра Федоровича, единственного выжившего из пяти новоазовцев, столкнувшихся в Азовском море с пограничниками РФ. Об этом «Вестям» сообщила Марина Николаева, гражданская жена Александра.

Грозит два года

Прежде всего супруга пострадавшего жалуется, что после приезда в Ейск с братом погибшего Дмитрия Дарагана Романом (он ездил туда на опознание тела. — Прим. «Вестей»), ей вообще все отказывались говорить, где именно находится ее муж. Сначала она получила информацию о том, что муж находится в военном госпитале, но в итоге после долгих метаний Марина нашла супруга в центральной районной больнице. Там, по ее словам, с ней также никто не хотел разговаривать, мотивируя это тем, что, мол, Александр — преступник.

«Мне категорически отказываются выдать мужа, — пожаловалась «Вестям» Марина. — На мой взгляд, там лечение некомпетентное, а операцию вообще делал пьяный врач, потому первую операцию сделали неправильно. И только когда приехал врач из Краснодара и Сашу прооперировали повторно, он стал чувствовать себя лучше. При этом они собираются избрать ему мерой пресечения арест! А у Саши левое легкое пробито четырьмя ребрами, к тому же зашита голова в нескольких местах!»

Со слов Марины, Александра Федоровича, который находится в больнице города Ейска, на данный момент обвиняют по части третьей ст. 256 УК РФ — «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов, совершенная лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой». По этой статье рыбак из Донбасса может сесть в российскую тюрьму на два года. «Ему предъявляют обвинения, которые он отказывается подписывать, — говорит нам Марина. — Сейчас я наняла российского адвоката, потому что моему представителю, которого я повезла с собой, сказали, что ему надо получать спецразрешение на защиту Александра. Оказалось, что это — «липа», никакого специального разрешения получать не надо было, но к этому времени я уже заплатила российскому адвокату $ 650».

Ейский узник

Марине Николаевой вторит и сын Александра — 23-летний тезка своего отца. По словам Александра Федоровича-младшего, операцию его отцу делали под местным наркозом, а допрашивать его начали прямо на операционном столе. «Он находится в палате, которая похожа на следственный изолятор — это комната метр семьдесят на два сорок», — рассказал «Вестям» Александр Федорович. Жена Александра, Марина, к этим словам добавила, что ей в больнице категорически отказываются показать медицинскую карту, а врачи не хотят с ней общаться, давать хоть какую-то информацию о состоянии здоровья мужа. И подтвердила, что донбасский пациент жалуется на условия, которые оставляют желать лучшего.

Огонь без предупреждения?

Марина цитирует своего мужа: «Я не понимал даже, что нахожусь в воде, — пересказывает нам Марина слова Александра. — Открываю глаза и вижу Бойко. Я его — за волосы, а он уходит на дно. Мы были в костюмах, костюмы набрали воду, я его тащу наверх, а штаны от костюма меня начали тянуть вниз. Я отстегнулся, а Юра выскользнул и ушел в воду».

Потопленный пограничниками азовский рыбак рассказал о стрельбе по нему очередями. Фото 1

Александр Федорович. Фото из семейного архива

Марина передает «Вестям» слова Александра Федоровича о том, что по нашим рыбакам российские пограничники открыли огонь без предупреждения. «Сами пограничники говорят, что произвели три выстрела в воздух, но Саша мне рассказал, что по ним стреляли автоматными очередями», — говорит жена Александра.

Кроме того, супруга рыбака говорит, что после того как его вытащили из воды и он рассказал, что с ним были еще четыре человека, пограничники не стали предпринимать никаких мер для их поиска, ждали вызванных спасателей, на которых и взвалили поиски утопающих. Именно это, по мнению мужа Марины, стало причиной гибели остальных рыбаков, которых можно было еще спасти.

Она обращает наше внимание еще на один нюанс: «В Ростове-на-Дону я встречалась с нашим консулом и поинтересовалась, в скольких милях от нашего берега они находились. Мне ответили — 9 миль, а это — нейтральные воды».

Комментируя ее слова, наши источники в Донецком погранотряде сообщили, что на Азовском море, в отличие от Черного, вообще нет нейтральных вод, поскольку границы не демаркированы, и нарушением таковых фактически считается причаливание судна уже к самому берегу. То есть нарушения границ со стороны рыбаков опять-таки не было. В то же время, по словам пограничников, любое судно обязано отреагировать на требование пограничного катера остановиться и предъявить документы.

Ранее российские пограничники заявили, что лодка украинцев сама перевернулась. Они предпринимали много попыток связаться с нарушителями границы, но тщетно. В итоге было принято решение сблизиться с лодкой и ее осмотреть. Но нарушители совершили опасный маневр и перевернулись, одного из членов экипажа пограничники подняли на борт.