Ночной обстрел пригорода Мариуполя, поселка Сартана, замкнул драматическую цепочку событий, начавшихся в середине июля. Теперь официально «полыхает» уже по всей линии фронта, что дает повод говорить о нескольких возможных направлениях атаки (остальные очаги создаются для отвлечения военных ресурсов). Первый, и главный, курс могут взять на Мариуполь или, что, более вероятно, вокруг него, чтобы заключить самый большой и неприступный порт Азова в полукольцо.

«Знали, куда бьют»

Само название, Сартана, символическое. Под Мариуполем живет множество греков, и по местной легенде, на месте поселка погиб сын Зевса, Сар. Слово «атанос» с греческого переводится, как «бессмертный». Но поселок от горя это не уберегло. Обстрел Сартаны, Лебединского, традиционно Широкино начался глубоким вечером. «Слышно было даже с противоположной стороны от Мариуполя, в Мелекино, Урзуфе, где мы расквартированы. Зарево пожара видели в самом городе», — рассказал «Вестям» боец батальона «Днепр-1» с позывным «Флот». Попадали кучно, прямиком по жилым кварталам.

Мэр Мариуполя Юрий Хотлубей в комментарии "Вестям":

Это теракт, такой же трагичный по масштабам, как обстрел «Восточного» микрорайона 24 января. Они знали, куда бьют: пострадало 54 жилых дома, это огромная жилая территория — и там совсем нет военных, значит, был злой умысел

Били из техники, официально отведенной от линии соприкосновения. «Наблюдатели увидели 11 кратеров, большинство — от 120-мм снарядов (должны быть отведены обеими сторонами. — Авт.) И мы еще работаем, можем обнаружить новые разрушения», — сообщили представители миссии ОБСЕ.

В мэрии уточнили: из полусотни поврежденных домов пять снаряды разнесли в щепки, разбили пять газопроводов, водопровод, электросети. «Но хуже всего не это. Погибли двое гражданских, это переселенцы из одного из сел Волновахского района. Мужчина 34 лет и женщина, совсем молодая… Сняли дом в поселке, и — вот, война их догнала», — сказал мэр. Но трагедия глубже, чем можно представить. Семилетний сын видел, как погибла его мама, стоявшая у окна. Окровавленного ребенка в состоянии шока забрали родственники.

Фото: vk.com/mariupol_kotonews

Зарево страха

Сартана находится в 7–8 км от Мариуполя. В ночь обстрела в городе не спал никто. «Уж кто там стрелял, не знаю. У меня дом в поселке, но я там давно не живу — переехала к дочери в Мариуполь. Из поселка выехало больше половины жителей, он полупустой, — рассказала «Вестям» пенсионерка Раиса. — Стреляли страшно. Боюсь за свой дом — хотела сдать: сейчас там не работают мобильные телефоны и проводная связь».

Город наэлектризован. «Я думаю, что поселок бомбили, чтобы дестабилизировать обстановку, посеять страх в горожанах. Возможно, вызвать протестную акцию со стороны мирных жителей — другой логики просто не вижу», — считает Хотлубей. В принципе, цель достигнута. Настроения горожан снова поляризировались. Одни видят в военных своих защитников, другие — корень всех бед.

«Жители попавших под обстрел улиц Сартаны ненавидят украинскую армию и обвиняют в своих бедах только ее. Причем сейчас они уже не говорят, что стреляли укры. Они знают, что стреляла не украинская армия. Но все равно — во всем виноваты они», — описала настроения волонтер Анна Мурлыкина на странице в «Фейсбуке».

А «Флот», боец «Днепр-1», назвал обратную тенденцию:

Пророссийски настроено процентов десять. Это торговцы, которые теряют выручку из-за отсутствия россиян. Остальные либо нейтральны, либо рады нам. Видят вооруженных людей, которые не конфликтуют, развозят пьяных. Да нас кофе и чаем угощают!

Ждут атаки с моря

Увы, скорее всего, обстрел — не последний. Перемещение войск под Мариуполем наблюдается по обе стороны линии разграничения. В многострадальное Широкино возвращается батальон «Донбасс» Семена Семенченко. «Утром наш главнокомандующий «прозрел» и таки решил оставить батальон в Донецкой области вместо того, чтобы рыть окопы где-то под Запорожьем», — иронично «прошелся» по президенту боец батальона Евгений Шевченко. Поселок Широкино стратегически важен — его называют воротами в Мариуполь. К тому же он лежит на возвышенности, что упрощает работу артиллерии в направлении города (впрочем, это вовсе необязательно, поскольку снаряды могут долетать едва ли не от Новоазовска — за 40 км).

«Надеемся, что спасут оборонные сооружения. Весной выполнили три рубежа обороны, это траншеи, опорные пункты. Порошенко лично инспектировал, — пояснил Юрий Хотлубей. — Мы укрепились… к тому же город охраняют морпехи. Верим им». Параллельно «Днепр-1» следит за возможностью атаки с моря. По словам представителей батальона, еще в июне бойцы наблюдали чужие суда на воздушной подушке, барражировавшие вдоль берега. «Опасность не иллюзорна: сам Мариуполь захватывать нельзя, РФ точно нарвется на санкции. Есть договоренность с США, что в город не войдут. А вот пробить возле Широкино или обойти по кругу можно. Если не пробить, то попугать, сделать разведку боем», — сказал «Вестям» экс-замначальника Генштаба ВС Украины, генерал-лейтенант Игорь Романенко.

«Ястребы» срывают переговоры

По мнению экспертов, поводом для эскалации ситуации стал срыв переговоров Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации. РФ надеялась добиться решения о проведении местных выборов на неподконтрольных территориях в октябре. «Речь о выборах по особому сценарию — учитывая изменения в Конституцию и соответствующий закон, который готовится принимать Рада», — отметил экс-глава внешней разведки Николай Маломуж. По его словам, также речь может идти о желании боевиков ДНР и ЛНР провести наступление на некоторых направлениях. В основном речь о населенных пунктах, где Вооруженные силы Украины пошли на отвод техники: Пески и Авдеевка под Донецком, Счастье в Луганской области, а также Широкино.

Фото: vk.com/mariupol_kotonews 

Еще один серьезный симптом — концентрация войск РФ на границе с Украиной. Сегодня их количество оценивают в 50 тыс. человек, а военный эксперт Николай Сунгуровский говорит даже о концентрации боевой авиации. «Но де-факто сорвать мирный процесс и Минские соглашения, в принципе, хочет лишь часть политического истеблишмента в Москве и Киеве. Полагаю, эскалация имеет своей целью раскачивание ситуации в Украине и, скорее, психологическое давление», — считает политолог Кость Бондаренко.

Аналитика Атака на Донбассе грозит начаться до осени