Вчера в Артемовском городском суде взяли под стражу Константина Матейченко, бывшего бизнесмена и главу поселкового совета в Артемовском районе, а ныне — председателя областной организации «Батькивщины». Последнее обстоятельство и предопределило интерес к этому делу, начавшемуся довольно давно. Наблюдатели не очень-то верили, что Матейченко посадят, дескать, слишком заполитизированно это будет со стороны смотреться. Но все же это случилось — ему дали три года и отвезли в Артемовское СИЗО вместе с одним из подельников (вместе с Матейченко судили еще троих). В чем же их обвиняют?

Две версии

Прокуратура Донецкой области объясняет, что суд лишил свободы бывшего чиновника и бизнесмена, с которым он сотрудничал, за злоупотребление служебным положением, незаконную добычу полезных ископаемых и еще за ряд менее существенных прегрешений.

Донецкая «Батькивщина» в ответ заявила — мол, еще в бытность главой поссовета Матейченко подписал бумагу в отношении земельного отвода под гипсовые карьеры, но роль поселкового головы в этом деле якобы ничтожна. Сам Матейченко неоднократно за последние два года (дело против него открыли в июле 2011-го) заявлял, что он выносил на суд поссовета вопросы по гипсовому карьеру, но тогда пусть отвечают все 17 депутатов, принимавшие вместе с ним решения по этому поводу.

Кстати, юристы, с которыми советовались «Вести», замечают: вообще-то отвод земель под добычу ископаемых — прерогатива райсовета, власть поселкового головы кончается в его поселке, а гипсовый карьер находится уже за его границей и потому непонятно на каком основании вообще Матейченко занимался карьером. Впрочем, не зная всех обстоятельств дела, они не стали делать категорических выводов.

Путаница с датами

К сожалению, пока в этом деле много неясностей. Например, Матейченко говорил, что дела против него возбудили девять лет спустя. В то же время его адвокат Евгений Исаев в разговоре с нами был удивлен: «Да нет, при чем тут 2002 год?» И пообещал, что сегодня расскажет «Вестям» все, что узнает. Ведь, как ни парадоксально, на оглашении приговора он не присутствовал.