В Донбассе начался суд по делу 4-х летней Вики Дегтярь, умершей на больничной койке из-за того, что ей слишком поздно поставили диагноз. На скамье подсудимых два врача Красноармейской горбольницы - зав.детским отделением Инна Шмыгон и дежурный врач Николай Аникеев, который принимал девочку.

Советовали... поить водой

Трагедия произошла в конце сентября 2011 года в селе Елизаветовка Красноармейского района. Маленькая Вика в четверг играла во дворе, ее сверстница подошла к ней и, по словам родителей, дала ей что-то белое. «Это было что-то похожее на конфету или жвачку. Вика потом сказала, что оно было безвкусное. Потом ей стало плохо, потом хуже и хуже», - рассказал «Вестям» отец ребенка, Алексей Дегтярь.

Вечером Вику отвезли в Красноармейскую детскую городскую больницу. Врачи отказались ставить диагноз, говорили, что нужно утром сдать анализы. «Я им постоянно говорил, что Вика что-то съела, они меня не слушали», - отмечает Николай.

На утро пятницы ребенку стало совсем плохо - открылась бесперывная рвота. Результатов анализов пришлось ждать очень долго, а врачи ничего не предпринимали. Всю пятницу доктора только советовали...поить девочку водой из ложечки. Диагноз менингит, ребенку поставили только к вечеру. В ночь с пятницы на субботу у Вики наступило резкое ухудшение. Николай Дегтярь потребовал вызвать санавиацию, чтобы отвезти ребенка в Донецк.

В субботу утром малышку отвезли в Донецк, а поздним вечером того же дня девочка скончалась. «Прибывшие из Донецка врачи сразу начали кричать на местных докторов: мол, что вы все это время делали? И они сразу заявили, что это не менингит, а химическое отравление», - вспоминает Николай Дегтярь.

Не халатность, а неоказание помощи

Сразу после этих событий милиция открыла уголовное дело по ч.2. ст. 140 УК («Ненадлежащее выполнение профобязанностей медицинским или фармацевтическим работником»), наказание по которой - до 3-лет тюрьмы.

Однако, следствие передало материалы в суд уже с другой статьей. «Перед судом я посмотрел материалы дела, а там уже - ч.1 ст. 139 УК Украины («Неоказание помощи больному медработником»). Не понятно, почему часть первая, а не вторая, где речь идет о смерти пациента, ведь Вика умерла. И наказание по этой статье более мягкое - до 3-х лет исправительных работ», - отмечает Николай Дегтярь.

Кстати, свидетелей по этому страшному делу много - 24 человека, которых в Красноармейском районном суде начнут заслушивать со следующего заседания, которое намечено на 26 сентября.

«Отказываемся от прививок...»

Жизнь семьи Дегтярь после трагической гибели Вики перевернулась. На своей страничке в Одноклассниках Николай написал призыв к единомышленникам: «Кто столкнулся с халатностью врачей и кто пострадал по вине врачей... Пишите мне, защитим жизни наших детей, родственников».

Но случилась в этом году в семье Николая и Надежды Дегтярь и большая радость - 2,5 месяца назад у них родился сыночек Максим. «Если бы Максим не появился на свет, мы бы сами попали в больницу», - говорит Николай. Семья боится теперь обращаться к красноармейским врачам и возит ребенка в больницу соседнего Димитрова.

«Мы вообще сейчас очень боимся всех докторов. И отказываемся от всех прививок», - отмечает Николай Дегтярь.

Врачи: «Родители скрыли от нас отравление»

Врачи Красноармейской горбольницы после трагедии утверждали, что сделали все, что могли. Инна Шмыгон, зав.детским отделением, которая проходит по делу обвиняемой, заявила «Вестям», что трагедия произошла из-за того, что родители скрыли от врачей факт отравления ребенка.

«Нам не сказали о том, что она что-то съела. Когда девочку привезли, ее состояние было нормальным. Мы поставили диагноз - функциональное нарушение, согласно диагнозу назначили -дезоинтексикационную терапию. Даже донецкие доктора сразу не могли поставить диагноз. Только вскрытие показало, что это было отравление крысиным ядом», - говорит Шмыгон. В то же время Николай Дегтярь настаивает, что сразу же предупредил врачей, что ребенок что-то съел.

Он также утверждает, что после похорон Вики с ним через соцсети связывалась лечаший врач ребенка Татьяна Полегенько. «Она мне написала, что главврач больницы заставляла сдавать каждого из врачей, причастных к делу, по 50 тыс. грн. якобы на помощь моей семье. Но я ничего ни от кого не получал», - говорит Николай.