Донецк активно готовится к открытию парка Победы. Власти столицы Донбасса наметили преподнести здесь горожанам ряд культурологических и эстетических сюрпризов.

В парке, который был основан почти 40 назад, но пришел к нашим временам в полное запустение, не только проложили новые дорожки, обозначили зоны для велосипедистов, но и постригли кусты. «Вести» увидели накануне, как скульпторы доводили до совершенства новые статуи из инкерманского белого камня, рабочие собирали детские городки и монтировали фонтаны. 

Парк будет полон скульптурами. Правда, как рассказали нам в Главном управлении капитального строительства Донецкого горсовета, пока каменные гераклы и русалки будут сосредоточены в основном в центральной части парка, которая спускается от городского Дома пионеров к Кальмиускому водохранилищу. Парк, судя по тем работам, которые мы там наблюдали, намерен вырасти в размерах. Их он уже обозначил — от бульвара Шевченко до проспекта Ильича.

Именно у проспекта, возле здания бывшего партийного Лечсанупра установлен самый, пожалуй, необычный из сюрпризов. Теперь у города есть якорь. Большой. Адмиралтейский. Говорят, четырех с половиной тонн весом. Правда, специалисты утверждают, что адмиралтейские якоря не бывают тяжелей трех тонн, но это мелочи. Главное, что якорь этот — символ единения Донецка с Севастополем — городом, ради которого наш областной центр в свое время и был построен.

КОЛОКОЛ В ПОДАРОК

Символичность в том, что начиналось все с того, что Донецк к 1025-летию Крещения Руси подарил Севастополю колокол для древнего Свято-Владимирского собора в Херсонесе. Херсонес же — не что иное как Корсунь древнерусских летописей — греческий город, в котором в 988 году крестился князь Владимир. А стоит Херсонес у берегов Стрелецкой бухты, со дна которой, по утверждению мэра Донецка Александра Лукьянченко донецкие и севастопольские дайверы поднимали вместе якорь. Таким образом, получается, Севастополь, ответил на донецкий подарок.

На него привинтили табличку, которая гласит, что якорь сей, мол, ранее носил некий парусник, а найден на месте стоянки французской эскадры в Крымскую войну (1854–1856). Не совсем понятно, конечно, зачем на донецком якоре упоминание о французской оккупационной эскадре, которая, кстати, по словам севастопольских историков, стояла в Камышовой и Казачьей бухтах. Наверное, для солидности. Что ж, город не против.