Экс-мэра Славянска Нелю Штепу судят уже два года, но пока о вынесении окончательного приговора речи не идет.

Несмотря на выступления в защиту Штепы многих свидетелей, чиновницу продолжают содержать под стражей, а статьи, по которым она обвиняется, тянут на пожизненный срок. На вчерашнем судебном заседании свидетельские показания в онлайн-режиме давал Сергей Тарута. Именно его свидетельствования так ждала сторона защиты. О том, что он "в курсе" того, что происходило во время захвата города и почему Штепа предпринимала именно те действия, которые послужили в дальнейшем ее аресту, неоднократно говорила и сама обвиняемая.

Экс-губернатор Донецкой области действительно подтвердил, что Неля Штепа звонила ему и они согласовали план ее поведения. Именно с его согласия она стала успокаивать собравшихся пророссийски настроенных горожан, а боевиков называть "нашими ребятами", чтобы предотвратить волнения и сохранить жизни заложников, которые находились на тот момент в горотделе милиции.

Также Сергей Тарута подтвердил, что Штепа находилась в плену у боевиков и что ее семью держали под дулами автоматов, пока она говорила "нужные слова" во время митинга 9 мая 2014 года.

Несмотря на слова Таруты в пользу экс-мэра Славянска, говорить об ее освобождении пока не приходится. Теряют веру в это даже самые оптимистично настроенные жители Славянска, которые поддерживают Штепу. "Мыслимо ли человека после того, как она под снарядами в плену просидела, судить уже два года? Очевидно же, что выпускать ее пока не собираются и здесь свидетельские показания не при чем", - говорит жительница Славянска Людмила. Сама Неля Штепа не теряет оптимизма, а каждое ее появление на публике сродни выходу на красную дорожку, хотя ближайшее ее окружение говорит, что экс-мэр имеет проблемы со здоровьем. Следующее заседание состоится в середине сентября.

Кстати, буквально неделю назад в Донецке неожиданно загорелся офис ИСД, который построил Тарута, вложив в здание немалые деньги. После весенних событий 2014 года в офие находились сторонники "народного губернатора" Павла Губарева, затем в нем размещались различные группы местных "военных".