Донецкие сотрудники СБУ создали неподражаемый правовой прецедент. Следователи наложили арест на имущество свидетеля, что противоречит всем законам Украины, ведь аресту подлежит только имущество подозреваемых.

Арест на дом действует уже более двух лет, и свидетель Ирина Онуфрак, мать Дмитрия Онуфрака, которого вместе с Антоном Волошиным обвинили в организации терактов и исполнении в Макеевке 20 января 2011 года, не может попасть в свое жилище в поселке Осипенково. Ирина живет в маленькой квартирке в Кировском, и небольшой дом для женщины — настоящее богатство. Как она рассказала «Вестям», несмотря на то что недвижимость должна находиться под охраной СБУ, дом никто не охраняет, стекла выбиты, дверь еле держится, а ценные вещи, как могла заметить Ирина, глядя с улицы, исчезли.

«В июле я приехала посмотреть, что с домом. Заглянула в окно, а там все перевернуто, бутылки какие-то на столе, то есть явно бомжи какие-то жили. Бомжам-то бумажка об аресте на двери не указ! Вызвала наряд милиции из-за того, что в дом неизвестные проникли. Милиция приехала, как узнали, что дом «охраняет» СБУ, сразу заявили: «Где вы видите проникновение? Вы все придумали! Да там уже все разворовали, нет ни телевизора, ни бытовой техники, а мне говорят, что я все придумала!» — возмущается Ирина Онуфрак.

Милиция сначала отказалась открывать уголовное производство, но адвокат Ирины Олег Колбасенко подал жалобу на бездеятельность следователя судье Горняцкого района. И в МВД внесли заявление женщины о краже в Единый реестр досудебных расследований. Ирина полагает, что ее жилище арестовали не случайно.

«Весной 2011-го меня допрашивали следователи по делу сына, и все шло к тому, чтобы меня сделать обвиняемой (парней поймали на разбое — они выстрелили из травматика в таксиста и забрали у него 300 грн, а потом они признались и в терроризме, причем Дмитрий Онуфрак потом заявлял, что признание выбили пытками. — Авт.). Следователи Алексеев и Фролов были настолько уверены, что я подпишу «чистосердечное признание о помощи сыну-террористу», что заранее наложили арест на мой дом. Но я ничего не подписала, допросы довели меня до нескольких гипертонических кризов», — поясняет Ирина.

КОММЕНТАРИЕВ УЖЕ НЕ ДАЮТ

В облСБУ говорят, что уже не могут комментировать это дело. «О каких комментариях может идти речь, если суд уже признал виновными Дмитрия Онуфрака и Антона Волошина в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 258, ст. 263, ст. 258, ст. 187, ст. 15, ст. 115 и ст. 198 УК и приговорил Онуфрака к 15 годам лишения свободы, Волошина — к 8 годам заключения», — заявил «Вестям» Александр Балабанцев, глава пресс-центра СБ в Донецкой области. Волошин отбывает наказание в Днепропетровске, а Онуфрак — в Западной Украине.

Дмитрий Онуфрак (слева) и Антон Волошин сейчас отбывают срок Фото Сергея Иванова

Макеевский судья Дмитрий Еремин, вынесший приговор, также обошел арестованный дом Ирины своим вниманием — не включил его в список имущества, за счет которого нужно возместить ущерб пострадавшим (прежде всего «Макеевуглю»).

Идти с иском в суд

«Обеспечивать погашение исков можно только за счет имущества должника, его поручителя (если есть такой ), но никак не свидетеля», — поясняет адвокат Вадим Букреев. А адвокат Сергей Осыка советует: «Если дом принадлежит свидетелю и судья не включил его в список имущества, за счет которого будет производиться погашение ущерба, то действительно создан прецедент. Обращаться к следователям об отмене ареста бессмысленно — дело закрыто, поэтому надо идти в суд по месту нахождения имущества с заявлением об исключении дома из реестра арестованного имущества».