В Москве завершилось следствие по делу шеф-повара кафе ANB, одного из основателей сети «ОГИ» Алексея Кабанова, который в начале этого года убил и расчленил свою жену, бывшую донецкую журналистку Ирину Кабанову.

Как известно, жестокое убийство было совершено в ночь со 2 на 3 января. После этого Кабанов написал в своем Facebook, что Ирина пропала, и попросил друзей помочь в ее поисках. А еще спустя десять дней части тела женщины нашли в автомобиле, припаркованном у дома Кабановых. Лента.ру передала вопросы Кабанову в московское СИЗО №5 и опубликовала полученные ответы.

По словам Кабанова, психиатрическая экспертиза для определения его душевного здоровья длилась месяц. «Никаких сомнений в моей вменяемости изначально не было, экспертиза это подтвердила», - сообщил он.

Мужчина в деталях рассказал о страшном преступлении и о том, что происходило до него.

МЫ РЕШИЛИ, А НЕ ВЫПИТЬ ЛИ ПО РЮМКЕ

«2 января я поехал убираться на работу в кафе ANB: после Нового года мы бросили все как было на кухне. Когда я убирался, на кухню пришла хозяйка заведения и сказала, что заведение две недели назад обанкротилось. Об этом она почему-то не хотела говорить раньше. Я поехал с этой новостью домой, Ира расстроилась, а дальше случился какой-то очень милый семейный вечер: с изготовлением печенек, смехом. Потом дети заснули, а мы с Ирой решили: а не выпить ли нам по рюмке? Это очень странно, поскольку дома я не пью: у меня нет привычки пить дома, я к алкоголю тяготел только в кафе. Я выпил рюмку. Нет, пожалуй, две. В итоге, я выпил довольно много, до некоторой такой потери контроля. Дальше случилась ссора, которую я не очень хорошо помню. В том смысле, что я не помню, с чего она началась, но она была какая-то совсем бытовая», - вспоминает Кабанов.

Перед убийством был "милый семейный вечер с печеньками" Фото: vmdaily.ru

По его словам, это была «чистая бытовуха»: «В голову полезли разные мысли, слово цеплялось за слово. Мы припомнили друг другу все, что можно припомнить. Начались какие-то дикие скандалы из-за детей: нам обоим давно было ясно, что дело идет к разводу, эта ситуация была проговорена».

СИЖУ, КУРЮ, А ИРА УЖЕ МЕРТВАЯ

«…Ира сказала, что если мы разведемся, она заберет детей. Я до Иры дважды разводился, оба раза дети оставались с женами, и в этот, третий раз я совершенно не был готов обсуждать ситуацию, при которой дети остались бы не со мной. Ира не работала, она органически не могла работать: она выходила на работу и на третий день увольнялась или ее увольняли… Ситуация, в которой Ира бы содержала детей, была полностью исключена… В общем, тогда начался скандал из-за детей. Последнее, что я помню, это Ирина фраза о том, что когда я куда-нибудь уйду, а потом вернусь — детей в квартире уже не будет», - говорит мужчина.

Убийца уверяет, что помнит все произошедшее не очень хорошо. Вспоминает, что пытался задушить Ирину, но все это «как фотография».

«По версии следствия, я нанес ей 12 ножевых ударов, но у меня об этом нет ни одного воспоминания. У меня есть воспоминание о ноже, который я держу в руке, оно всплывает. А об ударах — нет. Я помню, как сижу на стуле с ножом в руке, курю, прихожу в себя, а Ира уже мертва. Передо мной лежит мертвое тело, которое я даже не идентифицировал как мертвое, а я сижу на стуле в кухне», - продолжает Кабанов.

Издание публикует отрывок из протокола допроса обвиняемого от 12.01.2013 года: «В ходе указанного конфликта я нанес один удар кулаком, возможно, правой руки по лицу Кабановой И.Г… В какой-то момент Кабанова И.Г оказалась на полу. В руках у меня был шнур черного цвета от колонок, которые находились в кухне, и я указанным шнуром начал душить Кабанову… Я не могу пояснить точно, но в какой-то момент мне показалось, что Кабанова И.Г мучается в результате моих действий, и, вероятно, по указанной причине в моих руках оказался кухонный нож, который я принес после увольнения с работы и который находился на столе. Указанный нож могу описать так: поварской нож фирмы «Касуми», длина лезвия 24-25 см, ширина 4-5 см. Указанным ножом я, желая облегчить ее страдания, как мне показалось, нанес ей один удар в область живота, однако Кабанова И.Г не кричала и уже не сопротивлялась».

РАСЧЛЕНЯЛ, КАК БУДТО СМОТРЕЛ КИНО

По словам мужчины, после того, как шок немного прошел, он оттащил тело в ванную и убрал на кухне.

«У меня, конечно, была мысль о том, что нужно связаться с полицией, но как бы это объяснить... Мысль о том, что мамы нет, папа сейчас сядет в тюрьму, а дети останутся неизвестно с кем... Она была самой главной для меня на тот момент. Я решил, что я, наверное, пойму, как мне усыновить детей. Позже я написал пост в фейсбуке для друзей — и не ожидал реакции, которая возникла. Я не думал, что будет такой резонанс, такой вал: ведь я не обращался ни к кому с конкретной просьбой о помощи, и первый пост о том, что моя жена пропала, я написал для того, чтобы у полиции не возникло никаких сомнений в моей непричастности. Задним числом я понимаю, что это было довольно глупо. Я знаю, что огромное количество людей считает, что я их использовал для сокрытия преступления», - говорит Кабанов.

То самое объявление о пропаже жены в Facebook

Мысль расчленить тело, говорит убийца, была совершенно рациональной. «У меня была простая идея: первое, что мне нужно сделать, независимо от того, буду я сдаваться в полицию или не буду, это убрать тело из квартиры, в которой находятся дети. Я не знал, как его спрятать таким образом, чтобы они никак не могли на него наткнуться. Убрать его целиком было невозможно. По моим воспоминаниям, состояние у меня было не то, в котором я нахожусь обычно. Наверное, эмоциональная перегрузка у меня была достаточно серьезная, потому что я точно помню, что в момент, когда я это делал (расчленял труп - Лента), я не воспринимал это как что-то физиологически неприемлемое. Форма квартиры не позволяла спрятать тело целиком, я решил резать. У меня была идея, что я ее похороню. Меня все потом спрашивали, включая первых оперативников, которые меня задерживали: «Ты идиот? Ты 10 дней хранил части тела». Но я не нашел в себе силы просто тупо избавиться от них. Для этого надо было через что-то переступить, а у меня возник внутренний барьер, который я чисто психологически, физически, морально не мог переступить. Раскидать ее по мусорным бакам... Я сделал такую попытку, но остальное, все, что у меня было, просто так выкинуть не смог», - вспоминает он.

«Для нормального человека это неимоверный кошмар: у тебя есть тело, с ним надо что-то делать. Я это понимал, когда прерывался, выходил из ванной, и вот перед тем, как мне туда надо было опять зайти, случалась такая длинная пауза ужаса, и я понимал, что это — нормальная физиологическая реакция. А когда я заходил в ванную, и что-то начинал делать, у меня было такое ощущение, что я кино смотрю. У меня все воспоминания об этом, эмоции про само событие, они такие, как будто я посмотрел очень неприятное кино. Очень страшное, личное, но — кино», - говорит Кабанов.

КАКИЕ 15 ЛЕТ ТЮРЬМЫ? С УЧЕТОМ ВСЕГО - 7-8

При этом, по словам убийцы, вину свою он не признавал.

«Я объясню, в чем тут тонкость. Когда меня задержали, при мне открыли багажник машины и достали мешки, я сразу сказал, что там она. Я не отрицал, что совершил убийство. Я был мысленно готов к аресту, у меня не было мысли о том, чтобы сказать, что это сделал не я, а мешки мне подсунули. 12 января меня задержали, отвезли на Петровку, допрашивали. Появился адвокат… При адвокате я давал показания, восстанавливал логические цепочки, объяснял, как у меня дома оказался нож», - говорит Кабанов.

После этого ему предъявили обвинение, подписывать которое он не захотел. «Там была написана какая-то ерунда: что преступление было совершено цинично, умышленно, с осознанием общественной опасности. Я говорю: да, я убил, но вот того, что написано, там не было. Мне сложно объяснить, но расчленение трупа с целью сокрытия не считается отягчающим обстоятельством и не преследуется по закону, оно не является преступлением само по себе. Расчленение — это такой ужастик, который произошел сам по себе. Я утверждаю, что совершил убийство в состоянии аффекта. Кто-то может решить, что я кого-то хочу разжалобить, но под аффект закосить невозможно, там есть четко определенные границы. Следователи считают, что аффекта не было, я считаю — был», - добавляет он.

Дети Ирины сейчас живут с родственниками. «Старший, Илья, уехал в Израиль к отцу. Даша и Тарас — у мамы Иры, под Донецком. Она очень хороший, добрый, открытый человек, и для них расти у моря, пока они маленькие, идеальный вариант», - говорит Кабанов. Он абсолютно уверен, что еще увидит их.

На вопрос журналиста, сколько, по его мнению, он просидит в колонии, не 15 лет, например, Кабанов ответил: «Какие 15 лет? Срок, который я считаю справедливым, с учетом всех обстоятельств — семь-восемь лет. Я не буду протестовать, я считаю, что я этот срок заслужил».

В мае "Вести" писали, что двое детей Ирины Кабановой, четырехлетняя Даша и двухлетний Тарас вместе со своими опекунами — тетей их мамы и ее мужем — живут в Снежном.​