Тема кормилиц жителей малых шахтерских городов вроде Снежного, Шахтерска или Тореза — копанок — вчера получила неожиданный поворот. Как заявил глава парламентской фракции Партии регионов Александр Ефремов, нелегальные шахты не имеет смысла запрещать — их нужно легализовать.

«Я очень хорошо, профессионально знаю эту тему. Во-первых, как их можно запретить? Если у человека нет рабочего места, ему негде заработать деньги, а на копанке он может заработать 15 тысяч гривен за месяц, то, естественно, к каждому человеку милиционера не поставишь. Это будет борьба со своим народом. А бороться со своим народом, который хочет работать, — это последнее дело», — сказал Ефремов изданию «Главком». Он также подчеркнул, что в копанках гибнут люди, возникает проблема с рекультивацией земель, а уголь с них (впрочем, как и с легальных предприятий) не востребован.

«Да разве кто-то запрещает легализовать дельцам их нелегальные предприятия?» — отвечает на вопрос «Вестей» Игорь Низов, директор департамента развития базовых отраслей промышленности Донецкой ОГА. По его словам, начать легальную добычу можно уже сейчас — надо получить специальное разрешение на добычу и собрать необходимые документы, в том числе — от органов местного самоуправления (например, акт о выделении земли).

«В этой ситуации мешает другое — позиция самих нелегальных бизнесменов. Их душит жадность. Они не хотят вкладывать деньги в обеспечение безопасности труда рабочих, в их социальный пакет, я не говорю уже о капитальных затратах на новое оборудование, ремонты и т. д. И они не хотят платить налоги. Вот с такими и должны работать правоохранительные органы», — объясняет Игорь Низов.

Однако несмотря на все проблемы, руководство Донецкой области постепенно дает зеленый свет легализации копанок. «Сейчас в стадии оформления — собирается разрешительная документация, разрабатывается проект и т. д. — находится 39 шахт, которые мы отнесли к малым, то есть которые добывают менее 180 тысяч тонн угля в год. Пока же в Донецкой области действуют 27 малых шахт (в регионе — 98 угледобывающих предприятий всех форм собственности. — Авт.). Это частные предприятия, владельцы которых вкладывают деньги в безопасность шахтеров, платят все налоги», — говорит донецкий чиновник. Кстати, активность в легальном секторе малой добычи говорит о том, что спрос на уголь, несмотря на заявления Ефремова, все-таки есть.

По словам Игоря Низова, призыв легализовать шахты — это скорее призыв к владельцам нелегальных предприятий, чтобы они одумались и вспомнили о своих работниках, которые каждый день рискуют жизнью.

«У них себестоимость в четыре раза вырастет!»

«Как вообще можно слушать такие заявления! — возмущается в комментарии «Вестям» председатель Донецкого независимого профсоюза горняков Михаил Крылов. — Тех, кто не знает, о чем говорит, надо самих на недельку отправить в копанку поработать — пусть посмотрят, что это такое. Копанки — это могилы для людей, на которых кто-то зарабатывает деньги».

Также против легализации копанок и Николай Волынко, глава Независимого профсоюза горняков Донбасса.

«Я не уверен, что даже после легализации, владельцы таких шахт будут достаточно заботиться о технике безопасности, об охране труда, о социальных пакетах для работников. У них сейчас уголек очень дешевый из-за того, что никаких социальных и прочих обязательств они не несут. А так у них себестоимость вырастет в три, а то и четыре раза!А что касается Ефремова, то нужно посмотреть, до чего он довел угольную промышленность родной Луганской области будучи губернатором — она полностью разрушена, а потом уже воспринимать серьезно его заявления!» — говорит Николай Волынко.