У областного художественного музея – событие, без преувеличения, эпохальное. Его коллекция пополнилась 15-тысячным экспонатом. На вопрос, что это конкретно за экспонат, директор музея Галина Чумак отвечать не стала. По ее словам, все они по-своему хороши. Хотя, конечно, есть вещи, которыми она дорожит более всего.

- В этом году у нас появилась картина Кириака Костанди, а это – величина! Известный одесский греческий художник, примыкавший к "передвижникам". Было много хлопот, связанных с приобретением ее, затем – с идентификацией (специальная комиссия проверяла авторство художника). Теперь все это позади, и следующая задача – реставрация. У нас в музее есть очень квалифицированный реставратор. Ведь нет ничего хуже, если за такую тонкую работу берется человек, который не может отличить художественные краски от половых.

Читайте также Украинская пенсионерка открыла музей имени Тимошенко

Подарки и покупки

15 тысяч – много это или мало? По сравнению с Лувром или Эрмитажем – очень мало. Но по сравнению с музеями многих других областных центров Украины – вполне солидно. Откуда они берутся? Пути экспонатов неисповедимы, а иногда – и вовсе авантюрны. Галина Владимировна рассказывает о некоторых. Начинает со вполне респектабельных:

- Нередко нам просто дарят. Вот у нас в воскресенье завершилась выставка Алексея Полякова,народного художника Украины. Это наш донецкий художник, один из лучших пейзажистов. Он нам подарил две своих картины. Это – самые последние приобретения. Другой пример. У нас выставлялся питерский художник Феликс Волосенков, наш земляк, родом из Красноармейска. Очень интересный мастер, в такой, знаете, абстрактной манере работает. Просто задарил нас всех, когда был здесь, а одну картину мы у него покупаем, как раз сейчас оформляем документы.

Свежий экспонат из Одессы: "Суфии" Константина Скопцова  Фото М.Газизова

Так, например, когда в 2004 году меня назначали директором музея, наш известный музыкант, народный артист Украины Станислав Витальевич Савари мне подарил 10 красивейших китайских оригами из шелковой бумаги. Разноцветные, изящные – просто божественно! Я его сразу спросила: "Станислав Витальевич, можно я их передарю музею?" Он отвечает: "Ради Бога! Это уже твое!" Ну, и вот, теперь эти оригами принадлежат музею, а оформили мы это как дар Савари.

К сожалению, констатирует Галина Владимировна, не все, что хочет и что возможно купить, музей может себе позволить. Например, есть несколько работ знаменитого донецкого скульптора Николая Ясиненко. Но пока не купили. Не хватает денег.

- Бюджет нам в этом году на не дал ни копейки. Как и в предыдущий год. Поэтому будем покупать по спецсчета – то есть, за деньги, вырученные от продажи билетов. Это, по плану, от 80 до 100 тысяч гривень в год, - объясняет Галина Чумак.

Купить на деньги со спецсчета какого-нибудь ван Гога или Рембрандта Донецкий музей, конечно, не может. Но это не значит, что ему недоступные редкие вещи. Просто не все они стоят миллионы долларов. Некоторые - всего несколько тысяч, и вот это уже по силам музею. Причем за такие суммы можно действительно приобрести раритеты. Особенно, если это делается в силу хороших отношений. Или, скажем, движений души.

- Есть просто удивительные факты, когда знаменитые люди фактически дарят нам вещи, которые мы вряд ли по-другому смогли бы приобрести. Вот, например, случай с Борисом Мессерером, известнейшим российским театральным художником. Мне удалось убедить его – нет, не подарить нам, но фактически отдать в долг – пять шикарных офортов. Он меня вообще не знал до нашей встречи – но увидел, как у меня горели глаза на его выставке, и уступил мне с условием, что я когда-то как-то за них рассчитаюсь. Они еще не у нас, но скоро, надеюсь, будут здесь, хотя привезти их сюда – это целый процесс!

Это полотно Юрия Петрушкина "Ария" прислали из Кировограда Фото М.Газизова

Контрабанда и свалка

Есть путь пополнения музейной коллекции, связанный не с добрыми чувствами и красивыми поступками, а как раз наоборот:

- То ли милиция, то ли СБУ, то ли таможня время от времени конфискуют и нам передают произведения искусства. Привозят на экспертизу, и если это вещь, которая нам нужна, мы пишем письмо с просьбой ее нам передать. Так мы получили две иконы от мариупольской таможни, еще две – от Амвросиевской. И в обоих случаях были сюжеты, которых мы еще не имели. Так из Мариуполя пришел "Иоанн Богослов", из Амросиевки – "Святой Сисиний", о нем вообще у нас никто не слышал. Несколько икон передала Луганская таможня. А одна икона проходила по судебному делу. Она мне сразу очень понравилась, но пришлось приложить изрядные усилия, чтобы она оказалась у нас, - вспоминает Галина Чумак.

Анатолий Шаповалов "Паводок"  Фото Максима Газизова

Вообще, иногда для того, чтобы доставить предметы в Донецк, директор музея вынуждена заниматься, скажем так, не вполне своим делом. В прошлом году ей лично пришлось привезти два роскошных грузинских кувшина и две дымковские игрушки. Тащила, как говорится, "на собственном горбу", как грузчик, в специально прихваченном на всякий случай чемодане.

Ну, и наконец, есть просто удивительные случаи, не объяснимые никак, кроме как вмешательством непонятно каких сил свыше.

- Несколько нет назад нам позвонили из одного пункта приема макулатуры в Кировском районе. И рассказали, что нашли там какие-то картины, свернутые в рулон. Я тут же даю машину, два моих специалиста едут туда и обнаруживают там прекраснейшие работы одного нашего художника Анатолия Танчева, давно умершего, их в макулатуру сдали родственники, которым это стало не нужно. Заплатили за эту так называемую "макулатуру" 50 гривень – и получили коллекцию акварелей, значительная часть которых – очень высокого уровня! – с удовольствием вспоминает Галина Владимировна.

Аналогичный случай. Есть в экспозиции две скульптуры из… металлолома, поступившего как-то на ДМЗ. Слава Богу, там хватило у кого-то ума не пустить это в переплавку, а позвонить в музей. Причем одна из скульптур – известнейшего советского скульптора Ивана Шадра, портрет большевика Леонида Красина на яшмовой подставке. Как она попала в металлолом? Ну, как у нас вещи в металлолом попадают?

Сколько тысяч впереди?

На этот вопрос Галина Чумак отвечает со свойственной ей категоричностью: "Много. В последнее время мы стали покупать больше, несмотря на все бюрократические сложности". Так что, вполне возможно, 20-тысячный рубеж – не за горами…