2003 году Донецк пережил своеобразную репетицию Оранжевой революции, связанную с визитом в город Виктора Ющенко. Впрочем, это потрясение уложилось всего в пару дней. Остальное время город жил обычной жизнью, которая, впрочем, с приходом новой власти меняла свои очертания…

Несостоявшийся альянс Ющенко и Донецка

Поиски контактов с Донбассом стали для Виктора Андреевича Ющенко, лидера партии «Наша Украина», важным пунктом стратегии на 2003 год. Выборы стремительно приближались, а электорат востока Украины демонстрировал стабильно жесткое неприятие всех, кроме своих. С этим, конечно, можно было что-то сделать. Задача была вполне решаемая, что демонстрировал недавний пример президента Кучмы: он смог разумно использовать громадный политический потенциал Донецка на выборах 1999 года и после. Ющенко просто нужно было «задружиться» с нашей элитой. И он понимал это прекрасно.

В течение предыдущих лет он бывал в Донбассе неоднократно — и с официальными, и с частными визитами. Приезжал и в начале 2003 года. 20 февраля Виктор Андреевич с удовольствием отмечал 70-летие Ефима Звягильского в компании известных «донецких» — Рината Ахметова, Бориса Колесникова, Геннадия Васильева. Снимки, где улыбающийся Ющенко соседствует с донецкими товарищами за праздничным столом, быстро распространились в интернете.

Читайте по теме: В Донецке и через 150 лет после Юза сохранился дух Англии

Тогда много приходилось слышать о том, что именно Звягильский выступал главным «модераторами» проекта «Ющенко – Донбасс». Весной 2003 года среди донецких политологов активно смаковались нюансы «львовского проекта» с большим бюджетом, который вскоре предполагалось запустить с целью консолидировать две столь разные части Украины под кандидатуру Ющенко. Ничего не состоялось. К осени 2003 года роман Ющенко с Донецком, если он и был, весь вышел...

Слишком «горячий» прием...

В октябре Виктора Андреевича Донецк встретил крайне неласково. Можно смело утверждать, что тот визит он запомнил навсегда. Как и бигборды вдоль главных улиц города, на которых был изображен в нацистском контексте с подписью «Ющенко — за чиSSтоту нации». Прибыв в Донецк для проведения съезда своей партии, Виктор Андреевич столкнулся с таким жестким неприятием, что вплоть до возведения в сан президента уже и не помышлял сюда возвращаться.

Стала ли эта неприязнь стихийной? Была ли тут организованная рука? Об этом нам уже вряд ли кто-то расскажет, но выводы, конечно, может делать каждый, опираясь на факты. Наверное, антиющенковская реклама на бигбордах — это все-таки слишком дорого, чтобы быть чем-то стихийным. Съезд «Нашей Украины» был назначен во Дворце молодежи «Юность». Там Ющенко устроили настоящий ад. С утра большой зал был занят несколькими сотнями ворвавшихся туда личностей неизвестного происхождения. Провести мероприятие в «Юности» оказалось невозможно. Вокруг толпились массы, звучала патриотическая музыка («День Победы», «Интернационал», «И Ленин такой молодой»). Были выступающие. Клеймили Ющенко как лидера западноукраинских националистов...

Виктору Андреевичу со сторонниками пришлось переместиться на более спокойный пятачок — к гостинице «Шахтер». Там прошел скомканный митинг, охраняемый легально нанятыми автоматчиками в черных касках. Выглядело это зловеще. Ющенко был зол и нервен. Потом состоялась встреча в обладминистрации, где высокий гость назвал местные власти, включая губернатора Анатолия Близнюка, холуями. Все, что происходило в Донецке, он охарактеризовал как «агонию действующей власти».

Рождение нового бульвара Пушкина

Новый мэр с первых же дней своего пребывания у власти, еще в 2002-м, развернул активную благоустроительную работу, о которой охотно рассказывал прессе и вообще людям. Однако понимали его замыслы не всегда. В 2003 году один из самых острых социальных конфликтов был посвящен модернизации бульвара Пушкина. Точнее — вырубке деревьев на нем.

Было все. Возмущенная общественность приходила под стены горисполкома в противогазах, демонстрируя таким образом будущие последствия вырубки. Сессия горсовета принимала решение о запрете сооружения на бульваре кафе и прочих злачных мест. Публичному (но мягкому) наказанию подвергли двух главных архитекторов (города и Ворошиловского района), имевших отношение к проекту модернизации. Власти разводили руками и обещали, что все будет хорошо. Общественность не верила.

А процесс шел. Деревья все-таки убрали. На промежутке между проспектами Гурова и Гринкевича стали делать новый бульвар. Сначала собирались устроить «скифский парк». Обещали что-то невообразимое: огромную пектораль, курган, каменные бабы, в несколько раз увеличенный золотой шлем. Все получилось гораздо скромнее: ни скифского, ни половецкого на этом отрезке мы сейчас не увидим. Зато есть большой фонтан. Может, оно и к лучшему. За десять лет тут выросли деревья, высаженные вместо вырубленных, и уже мало кто вспоминает, что на этом самом месте много лет собирались донецкие художники и букинисты...

Конфликт вокруг рынка «Сокол»

Основатель рынка «Сокол» Геннадий Кортунов, человек, не чуждый творческой жилки (известный также как Геннадий Сокол — автор и исполнитель песен в стиле «шансон»), в 2003 году как мог боролся с городскими властями. Рынок его был заметным элементом городской жизни. Расположенный в центре, в удобной точке, на пересечении нескольких транспортных векторов, он был привычным и казался вечным. Мэрия решила иначе. Операция по выдавливанию «Сокола» проводилась под лозунгом: «Все лучшее — детям».

В самом деле, сквер «Сокол», который примыкал к рынку и частично им использовался, в свое время функционировал как детский. «Сегодня даже церквям государство через 60–70 лет возвращает их святыни. Так вот, мы хотим возвратить святыню детям, а не у кого-то забрать кусок хлеба», — объяснял Лукьянченко. Сложно было спорить с такой гуманистической аргументацией. В конце концов восторжествовало соломоново решение: рынок остается на прежнем месте до весны 2004 года, а потом переезжает на Текстильщик.

С темой «Сокола» неожиданно пересеклась еще одна резонансная история — взрывы у супермаркетов «Обжора», прозвучавшие в марте на бульваре Пушкина и на Университетской. Взрывы были произведены так, чтобы не привести к человеческим жертвам. Разрушения — да, были. Повылетали окна ни в чем не повинных граждан. Что это было, никто так и не рассказал. Кому наступил на мозоль владелец «Обжоры» Вячеслав Соболев, каждый мог догадываться по-своему. Вот тогда, на волне спекуляций, и возникла версия о мести рынка «Сокол», который из-за «Обжоры» якобы вынужден был покинуть насиженное место. Но доказано так ничего и не было.

Дорожный вопрос

Ужасные ямы на улице Артема были самым настоящим позором: главная магистраль города, недавно отремонтированная, выглядела после нескольких месяцев эксплуатации хуже, чем захудалые окраинные улицы, десятилетиями не обновлявшиеся. Списав все на прошлогодний неудачный ремонт, новые городские власти тем самым открестились от удара по имиджу Донецка. И объявили начало новой эры.

Улицу Артема спасали частями, по кускам. Восстановление затянулось на многие месяцы. Но, поскольку в жизни все диалектично, 2003 год принес Донецку и дорожную радость. Вступила в строй вторая очередь объездной дороги вокруг Донецка — от Макеевского шоссе до Мариупольской трассы. Ее сооружали долго, с каждым годом все более мучительно. Но вот пришел на пост премьер-министра Виктор Янукович — и сразу нашлись 20 целевых миллионов гривен, и завершающий четырехкилометровый участок добили в рекордные сроки. Вторая очередь объездной, кроме чисто транспортного, неожиданно приобрела и социальное значение. Вокруг нее быстро возникло множество всяких торговых объектов, кафе и ресторанов. Именно тогда возникла мода — отметить праздник «у армян на объездной»...