Развернувшаяся по команде из Генеральной прокуратуры общегосударственная кампания по борьбе с разного рода незаконными объектами, расположенными на расстоянии 100 метров от кромки прибоя, докатилась в мае и до Приазовья. По ТВ демонстрируют поверженные заборы, еще недавно преграждавшие путь по морскому песку из Мариуполя куда-нибудь на Белосарайскую Косу, работники прокуратуры отчитываются о проделанной работе, народ на форумах горячо обсуждает истинные причины происходящего, чаще всего задавая риторический вопрос: «Почему только сейчас?»

Проблема с "бородой"

О том, что на побережье Азовского моря в границах Донецкой области предостаточно объектов, выстроенных в той самой 100-метровой зоне, в которой их, согласно законодательству, быть не должно, известно не один год, а, как минимум, два десятка лет. В конце 80-х — начале 90-х донецкий курортник, приезжавший вечером пятничного дня на Белосарайку, выходя из рейсового автобуса-гармошки, первым делом вдыхал неповторимую смесь запахов моря и ковыля с легкой примесью аромата остывающего асфальта. А потом наслаждался видом лиманов и птиц, обитающих в заповедной зоне. Теперь отдыхающие вдыхают другой по составу воздух и зачастую и лиманы с птицами не могут разглядеть из-за застройки частными домами и пансионатами.

Четверть века назад вдоль всего центрального городского пляжа на мариупольском Приморском бульваре располагались один продуктовый магазин, два ресторана и полдесятка бочек с квасом или пивом. Но со временем сфера услуг и индустрия развлечений разрослись и оккупировали тот самый песок не только на центральном, но и на других пляжах города.

Народ – "за"

О причинах происходящего — разговор отдельный. Но каковы бы они ни были, большинству опрошенных мною объявленная кампания по освобождению «стометровки» пока нравится. Мариупольцам — потому что на городском пляже творится неизвестно что, а на Песчанке (пригородная зона отдыха, за портом) понастроили всякого. «Может, хоть туалеты в этих кафе-ганделыках заставят сделать», — говорит Татьяна Степанова, работница одного из мариупольских металлургических комбинатов.

Чем закончится борьба с замками на песке в Приазовье? Скептики уже предполагают, что она не охватит все побережье, а будет носить точечный характер. Хотя, чтобы проинспектировать азовский берег от Обрыва до Бабах-Тарамы и установить места расположения всех «перегородок» на пути, не нужно очень много времени.   

Цена вопроса

А чиновники уже озвучили пару аргументов, которые могут смягчить отношение к «нарушителям». Самым любопытным выглядело заявление начальника отдела экологического контроля инспекции Азовского моря Ирины Зибровой — она считает, что вину незаконных застройщиков может смягчить море, из года в год наступающее на берег и естественным образом сокращающее 100-метровую запретную полосу.

В общем, на деле, с одними могут разбираться оперативно и образцово-показательно, а с другими — не спеша, с толком, расстановкой и изучением всех оправдательных документов (того же наступления моря на берег). Также полушепотом советуют попробовать просто переждать пару месяцев.

И действительно, ведь  десять лет назад, когда в Мариуполь из Киева приехала солидная команда проверяющих, на побережье вообще на месяц временно закрылись практически все кафе, рестораны и магазины. Но ничего: месяц прошел — и открылись. Как будет на этот раз, поживем — увидим.

Не только Приазовье

Между тем история с прокурорскими проверками охватывает не только юг Донецкой области, но и ее север.

На прошлой неделе губернатор Андрей Шишацкий  высказал возмущение тем, что на некоторых водоемах  области отдыхающих не пускают на пляжи. «Эта проблема существует не только на Азовье, но и на Северском Донце. Существуют «серые схемы», когда берутся земли в аренду для расчистки русла, а затем там вырастают домики, а то и коттеджи. Такие проблемы существуют на прудах области. Есть случаи дикие по поводу недопуска местных жителей», — заявил Шишацкий.

Как именно борются с «серыми схемами» на севере, пока неясно — в пресс-службе областной прокуратуры «Вестям» пообещали дать информацию об этом в ближайшее время...

Нам отвечают…

Почему же на шум от ночных заведений, антисанитарию раньше внимания не обращали, а сейчас вдруг взялись искоренять недостатки? На этот счет говорят разное. Например, что это очередная показушная кампания или передел собственности в прибрежной земли.

Юрий Бойченко, начальник пресс-службы Генпрокуратуры, обе версии опровергает:  «Работа Генеральной прокуратуры по борьбе с незаконной застройкой прибрежной  территории началась не вдруг и не сейчас. Она ведется давно — для обеспечения равного доступа всех граждан страны к пляжам. Просто последнее время, по инициативе Генпрокурора Виктора Пшонки,  мы подошли к этому вопросу более серьезно. В прошлом году была даже создана профильная Днепровская экологическая прокуратура.  И ощутимые положительные результаты нашей деятельности есть по всей стране».