В разные годы в Юзов жило от 154 до 350 британцев (для сравнения - петербургская община насчитывала 2000-2500 человек, а московская - 1500). Большая часть из них, валлийцы, англичане, шотландцы, была англиканского вероисповедания.

К вере в те времена относились куда серьезнее, чем в нынешние, даже жители сугубо прагматичного Альбиона. Ведь горнякам и металлургам надо было где-то молиться, исповедоваться, причащаться. Приезда к ним раз в год священника, мягко говоря, было маловато. Бытовые же проблемы церковного свойства решались затруднительно - зарегистрировать рождение ребенка или чью-то смерть можно было только в Одессе или Таганроге, в консульстве. Венчаться же британцы и британки, нашедшие друг друга в Юзовке, ездили исключительно в пресвитерианскую церковь Одессы. Неудобно, долго.

Разумеется, руководство завода довольно рано стало ставить вопрос о строительстве в поселке хотя бы небольшого храма. И надо думать, Юз со товарищи сумели бы решить этот вопрос, если бы не упорство англиканских иерархов в отстаивании своих интересов. Англиканская церковь долго не соглашалась идти на русскую территорию дальше Одессы. Однако же экспансия британского бизнеса в глубь Российской империи заставила церковь слегка пересмотреть свои взгляды.

Кстати В Донецке решили попросить Путина помочь с реконструкцией Дома Юза

И в 1884 году, епископ Гибралтарский Уолдгрэйв Сэндфорд, освятил площадку под будущий юзовский храм, который решили посвятить покровителю Англии Святому Джорджу (Георгу) и Святому Дэвиду, покровителю Уэльса. Но и только - дело не двигалось вплоть до 1895 года, когда было принято решение строить сразу несколько храмов: в Николаеве, Харькове, Ростове-на-Дону, Баку и Юзовке. Строить, разумеется, взялось Новороссийское общество, руководимое к тому времени Арчибальдом Бальфуром.

К 1900 году храм был построен. Он находился на Базарной площади, рядом с гостиницей «Великобритания», в одном квартале с ней - аккурат наискосок от главного православного храма поселка - Свято-Преображенского собора. Но прошло еще два года пререканий между Лондонским и Гибралтарским владыками, прежде чем в Юзовку назначили капеллана - Артура Риддла.

Веселый священник, друг Юзов

Юзовский капеллан Артур Риддл.
Фото из архива О. Измайлова

Человек, которому было суждено стать первым юзовским капелланом, до этого был хорошо известен санкт-петербургской британской общине, ибо в течение четырех лет (с 1879) был капелланом в Кронштадте, а с 1885 года служил в главной англиканской церкви в Питере.

Все эти сведения нам известны благодаря дневнику жены Риддла Мэри, который она аккуратно вела с 1895 по 1911 год. Мэри родилась в России в семье богатых английских негоциантов из знаменитой «Русской компании», пустившей корни в русскую землю еще при Иване Грозном.

Артур Риддл был, по свидетельствам современников, веселым человеком. Он водил дружбу со старым Юзом. По некоторым данным он вместе с корреспондентом лондонской «Standard» Джоном Бэддели, был на том последнем ужине в «Англетере», после которого старый Юз умер.

Из записей Мэри мы знаем, что в самом начале 20 века Артур Риддл впал а немилость у руководства «Русской компании», которая имела монопольное право ставить священников за пределами Великобритании. Перед Риддлом замаячила пенсия и бедность. Но к своему счастью он крестил ребенка у старшего сына основателя Донецка - Джона Юза-младшего. Тот предложил Риддлу поехать капелланом в Юзовку, в свежевыстроенную церковь. В своих владениях Новороссийское общество священников ставила сама.

В Юзовке Риддл родил двух дочерей, подружился с православным священником Александром Матвиевским, который и отпел его в 1911 году. Англиканская же община в Юзовке распалась уже после большевистского переворота, в 1918 году.