В 2005 году Донецк переживал необычные для себя эмоции. Все жили ожиданиями судьбоносных перемен. Но, в общем-то, все страшное для Донбасса закончилось в сентябре 2005 года — когда в аккурат на День освобождения Донбасса Ющенко уволил правительство Тимошенко…

Первый визит президента Ющенко

Гарант не преминул посетить город, ставший символом сопротивления ему. В первый раз это случилось в феврале, через пару недель после инаугурации. Ющенко сразу предупредил: к Донбассу будет «приковано особое внимание со стороны правительства», добавив: «Я хорошо понимаю, что такое Донецк и что такое Донбасс». Призвал местную элиту «перевернуть страницу» и «начать с чистого листа». Да и в самом Донбассе крупный бизнес и местный «актив» был настроен договорится с новым главой государства, закрыв прежние проблемные моменты. Однако, диалога не получилось.

На встречу в обладминистрацию президент пришел взвинченным. Вспомнил и билборды 2003 года, на которых был представлен в образе фашиста. «Если вы убеждены, что я такой, то докажите. Но если вы фактов не дадите, я заставлю вас просить прощения», — предупредил Ющенко. Тут же произошла знаменитая сцена, когда Ющенко сказал Валентину Ландику в ответ на его реплику с места: «А почему ты так себя ведешь? Перед тобой президент сидит, а не пастух гусей!». Такое высокомерное отношение шокировало в Донецке многих и вспоминали о нем еще долго (вплоть до выборов президента 2010 года). Донбасс пришел к выводу, что Ющенко не намерен становиться «своим» для крупнейшего промышленного региона. А прогибаться под «не пастуха гусей» как то не хотелось.

Донецк по особому отреагировал на восхождение Ющенко во власть 

Губернатор Чупрун и новые силовики

Ющенко назначил и нового губернатора. Им стал Вадим Чупрун, человек еще советской закалки. Представляя его, президент сказал: «Вадим Прокофьевич справится с этой работой, я уверен». Вадим Прокофьевич, конечно, справился. Но вряд ли так, как хотелось президенту… Чупрун был выбран, наверное, от безнадеги — своего сильного человека в регионе у «оранжевых» не было, засланного чужака типа Юрия Луценко не воспринял бы сам регион. Тут и всплыл Чупрун, как равноудаленная фигура. Когда мы с ним беседовали в марте того же года, Вадим Прокофьевич сказал: «Я, наверное, жестковатый. Даже очень. В принципе, я взрывоопасен. Особенно, когда меня обманывают или не выполняют моих распоряжений».

Но, если честно, проявлений крутого нрава Чупруна в Донецке так и не дождались. Кроме него, полпредами Ющенко в Донецкой области стали новый начальник областной милиции Михаил Клюев (выходец из Мариуполя) и прокурор области Алексей Баганец. Последний — полтавчанин, выпускник Харьковского юринститута, в прошлом — замгенпрокурора Украины. В город попал с поста прокурора Волынской области. То есть никаким боком не «донецкий». С ним тоже удалось тогда побеседовать. Спокойный, с легкой располагающей улыбкой, Алексей Васильевич заверил: «37 года в Донецке не будет!» Так, в общем-то, и получилось.

Президент Ющенко представляет губернатора Чупруна

Волна проверок

Весь Донецк несколько дней обсуждал «маски-шоу», устроенное УБОПом на выезде из города, в офисе компании «Эффект» — лидера алкогольного рынка. Объяснение этому было дано простейшее: идет параллельная проверка по другому уголовному делу. Еще одна шумная история была связана с рекламным агентством «Плазма», на щитах которого в 2003 году и была размещена «антиющенковская» пропаганда. На него завели дело о всяческих злоупотреблениях, и в ходе следствия провели обыск в кабинете у заммэра Геннадия Ткаченко, куратора торговли и рекламной деятельности.

Апофеозом «проверочной кампании» стал обыск в офисе ЗАО «Люкс» . Как тогда говорили: «Луценко постучался к Ахметову броневиком». А кроме броневика было и два «Икаруса» с «Беркутом» и джип с милицейскими номерами. При визитерах был даже таран. Впрочем, двери открыли добровольно. Прибывшие положили охрану ЗАО на пол (стандартная процедура!) и произвели обыск. Искали документы по некоему уголовному делу.

Впоследствии «Люкс» назвал этот обыск «методом давления». Еще чуть позже начальник областной милиции Михаил Клюев рассказал, что, кроме документов, искали некоего киллера и принадлежащее ему оружие. Но к тому моменту эрозия «оранжевой» власти уже шла полным ходом, и дело «Люкса» постепенно сошло на нет…

Дело Колесникова

Колесникова суд отпустил за недостатком улик

6 апреля по обвинению в вымогательстве акций ОАО «ТЦ Белый лебедь» (с использованием служебного положения и угрозой убийства) был арестован предоблсовета Борис Колесников, один из лидеров Партии Регионов. «Месяц следственная группа из Киева в количестве 100 человек работала в Донецке, и я горжусь тем, что не было ни одной утечки информации. Мы поймали людей на черном потоке необлагаемых налогом денег. Это дело будет глубже, чем кажется», — пообещал тогда Юрий Луценко. Поскольку всем было известно о давней дружбе Колесникова и Ахметова, намек поняла вся страна.

Власть всячески подчеркивала: дело не политическое, а уголовное. Тем не менее уже на второй день после ареста в Донецке (и не только) прошли акции с лозунгами «Борис, ты прав!». Началось следствие. Пресса уделяла повышенное внимание предполагаемой жертве Колесникова — Борису Пенчуку, сыну бывшего владельца «Белого лебедя». Сразу же обнаружилось много нестыковок. Например, Пенчук говорил, что Колесников вынудил его продать акции «Белого лебедя», в то время как были опубликованы данные по счетам, коорые показывали какие крупные суммы Пенчук получил за свою долю в ТЦ. Впрочем, какое-то время казалось, что Колесников уже на пути к тюремного сроку. Но... в итоге результат оказался нулевым. 2 августа суд посчитал недостаточными для содержания под стражей собранные прокуратурой улики — и Колесникова выпустили из СИЗО. А вскоре дело было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Стало понятно, что атака «оранжевых» на Донецк начинает выдыхаться.

Обама в Донецке

30 августа 2005 года во время турне по военным объектам России и Украины сенатор Обама побывал на Донецком заводе казенных химических изделий, где наблюдал за уничтожением боеприпасов. Вот как он вспоминал об этом в книге «Дерзость надежды»: «Объект находился в сельской местности, ехать к нему надо было по узким дорогам, которые иногда перегораживали стада коз… Женщины в хирургических масках стояли перед столами и вынимали гексоген — боевое взрывчатое вещество — из различных боеприпасов и складывали его в мешки. Один из нашей группы подозвал меня и показал на пожелтевший плакат на стене. Это был пережиток войны в Афганистане, как нам объяснили: инструкция, как прятать взрывчатку в игрушках, которые надо было оставлять в деревне, чтобы ничего не подозревающие дети принесли их домой. Свидетельство людского безумия,