Сегодня в Донецке много говорится о том, что надо бы отметить 200-летие одного из главных основателей города – валлийского промышленника Джона Юза. Не совсем ясно, правда, когда стоит отмечать, ведь по одним источникам Юз родился в неизвестно-какой-день 1814 года, а по вторым – 25 июня 1815, но совершенно ясен печальный факт – никто никогда в Донецке не видел ни одного автографа отца-основателя столицы Донбасса. Есть несколько его портретов последних лет жизни, есть посмертный портрет, а вот письменных следов управляющий заводами и рудниками Новороссийского общества по себе, похоже не оставил.

Почти безграмотный

В беседе с автором этих строк английский исследователь жизни Юза Родерик Хизер, написавший о нем занимательную книжку "The Iron Tsar", утверждал, что причиной тому – почти полная безграмотность сына нищего валлийского кузнеца, верней, полуграмотность (по-английски это звучит приличней – "semi-literated"), не позволявшая ему собственноручно писать письма, деловые документы и т.д. Люди, знавшие Юза близко, вспоминают, что он едва мог разбирать крупные печатные буквы заголовков. До письма ли ему было?

Поиски в недрах флотского проекта

Примерно два года назад обсуждали мы эту деталь биографии Юза с историком флота российского, бывшим офицером-подводником из Санкт-Петербурга Александром Сирым. Он пытался искать следы деятельности Юза и всех людей, вовлеченных в орбиту жизни этой неординарной личности, в Донецке. Я же настаивал на том, что искать надо в Питере, но только не в архиве Новороссийского общества (НРО), который достаточно хорошо изучен многими историками, а в бумагах флотских офицеров, работавших по проекту создания в наших местах завода и шахт НРО. Ведь, в конце-концов, Юзовка, породившая Донецк, выросла из Завода, поставленного изначально в наших степях исключительно во флотских интересах. Да и с британской стороны (Заметим, что из 19 основных акционеров НРО 16 человек были подданными Ее величества, королевы Виктории) это был в значительно степени проект Адмиралтейства. История личного аудитора юзовского проекта лейтенанта Семечкина убедила Александра и через некоторое время он уже работал с бумагами Семечкина в архиве ВМФ РФ, что в Санкт-Петербурге.

Нашли!

Мы не рассчитывали отыскать в архиве Семечкина что-то особенное, касающееся Джона Юза. Тем более было приятно получить от Сирого весточку с берегов Невы – "кажется, я нашел письмо Юза!"

Обследовав письмо, мы пришли к выводу, что, увы, это только копия с письма, а не сам оригинал. Кто-то зачем-то переслал Семечкину рассказ об отношениях директора Юза с нанявшими его акционерами, и приложил к нему копию, или, как говаривали в те времена, список с письма. Тем не менее, оно ценно для дончан, для Донецка, для всех, кто будет изучать раннюю историю города в будущем. Сегодня с любезного разрешения Александра Сирого, "Вести" показывают своим читателям первую страничку уникального документа. Насколько нам известно, других автографов пока не обнаружено.

О чем писал Юз в Лондон?

Немного о сути письма. В нем Юз оправдывает перед лицом совета директоров НРО свою бездеятельность. Он рассказывает, отчего не приступил к строительству завода в плановые сроки, почему он безвылазно сидит в Санкт-Петербурге. Многое в нем трудно понять и оценить, потому что упоминаются люди, о которых нам практически ничего неизвестно. Зато есть и фактологические приобретения. Письмо, которое по косвенным признакам смело можно датировать зимой-весной 1870 года, подтверждает, что в течение большей части этого года Юз боролся с судебным иском, который был инициирован акционерами НРО.

Становится окончательно понятно, что строительство первой домны началось не раньше осени 1870-го, выясняются и причины задержки – Юзу банально не хватало свободных оборотных средств. Хозяева же из Лондона изводили его подозрениями, а то и упреками, что выделенными средствами Юз играет на бирже. Ценным является и факт из письма, свидетельствующий, что председатель правления НРО, железнодорожный король Британии Дэниел Гуч приезжал в Питер и Москву, разбираться с Юзом на месте.

Мы еще расскажем вам, как очутилось письмо Юза в бумагах Леонида Семечкина, с личностью которого "Вести" читателя уже знакомили