В 2010 году Донецк стал главным политическим городом страны. Именно здесь был сгенерирован новый глава Украины, на что противоположная часть страны немедленно отозвалась стишками: «Спасибо жителям Донбасса...» Новая власть стала делать разные движения, приятные и полезные для развития Донецка. Придумывались новые планы, строились новые небоскребы. Донецку показалось, что начинается новая жизнь...

Донецкий против Бандеры и Шухевича

В 2010 году мир узнал о донецком адвокате Владимире Оленцевиче. До какого-то момента это был обычный юрист — весьма неплохой, по словам его клиентов, не корыстолюбивый, но известный только в узком кругу людей. 2010 год сделал его знаменитым после того, как Оленцевич решил совершить уклон в политику. В начале года он подал в донецкие суды два иска — о незаконности присвоения званий Героев Украины Степану Бандере и Роману Шухевичу.

Аргументация Оленцевича была юридически безупречна: по положению о звании Героя, оно может присуждаться только гражданам Украины, а Бандера и Шухевич умерли задолго до того, как появилось такое государство. Оппоненты Оленцевича не могли с ним ничего поделать в юридической сфере, пытались действовать политическими методами, заявляли, что Бендера и Шухевич являются реальными героями для части Украины. Оленцевич хладнокровно отвечал, что с этим он как раз и не спорит. В итоге, Высший административный суд Украины уже в 2011 году подтвердил его правоту. Остается только гадать, какое решение приняла бы эта инстанция при прежнем политическом режиме, который, собственно, и возвел двух знаменитых националистов в статус Героев...

Донбасс выбрал Януковича

Газетные заголовки были еще более конкретны: «Донбасс сделал Януковича президентом всей страны». Первый тур дал Януковичу в Донецкой области 76% голосов участвовавших. Во втором туре, когда противостояние очистилось от отвлекающих второстепенных участников и свелось к дуэли Янукович — Тимошенко, результат был достигнут и вовсе феерический — 90,44%! Ни одна из областей — ни Луганск, ни даже Крым — не смогли нас переплюнуть в пристрастии к Виктору Федоровичу.

Это более или менее адекватно соответствовало тогдашним настроениям. Антипатии к Тимошенко в Донбассе (неважно, как они возникли и подогревались) были настолько сильны, что к поддержке Януковича население не требовалось склонять админресурсом. Которого, впрочем, у Партии регионов, оттертой от власти, как бы не было. Знакомый, работавший тогда в штабе Юлии Владимировны, вспоминает, что деньги на ее раскрутку привлекались немалые, хотя расходовались они крайне неэффективно. И несколько процентов, которых Тимошенко в итоге не хватило, вполне реально было «зацепить» как раз в Донецке. Тогда много говорили, что она сделала ставку на Сергея Таруту, и ему вроде было обещано губернаторское кресло. Но внятного донбасского проекта, в любом случае, у Юлии Владимировны не получилось. Все, чем Тимошенко могла гордиться, это тем, что в родном для Януковича Енакиево она набрала запредельные для себя в тех условиях 4,5%.

Ахметов покупает комбинат Ильича

Приход к власти Януковича вызвал всеобщие ожидания масштабного передела собственности. И переход к Ринату Ахметову одного из двух крупнейших мариупольских металлургических комбинатов стал для многих олицетворением такого передела.

Известие о том, что ММК Ильича уплывает от «вечного» директора Владимира Бойко, произвело в Мариуполе эффект разорвавшейся бомбы. Имена покупателей и структуры, ими представляемые, никому ни о чем не говорили. Продажу (причем фактически за бесценок) вроде бы осуществил некий брокер, которому руководство комбината легкомысленно перепоручило вести дела. Сразу же пошли разговоры о рейдерском захвате. Мастер мартеновского цеха Александр, описывая обстановку в городе для газеты «Салон», говорил: «Настроение мрачное, народ стал больше пить». Многие готовы были идти на баррикады. Активизировались группы защиты «народного предприятия», среди которых выделялись энергичные ребята из общественного объединения «Искренность», всегда ладившие с Бойко, а также местные афганцы.

Все начиналось в апреле. И лишь через полтора месяца прозвучала фамилия Ахметов, что произвело не меньший шокирующий эффект на Мариуполь, чем известие о рейдерах. В июле Ринат Леонидович появился в Мариуполе и дал совместную пресс-конференцию с Бойко. Прежний хозяин комбината с довольно мрачным видом сообщил, что ММК со всех сторон выиграет от слияния с ахметовским «Метинвестом». Ахметов гарантировал «народному комбинату» защиту от недружественных рейдеров и светлое будущее, подкрепленное вложениями в два миллиарда долларов. Тем все, в сущности, и окончилось. Про шаловливого брокера больше никто не вспоминал, Ахметов получил столь нужный ему комбинат, а Мариуполь — еще один повод для недовольства Донецком (что здесь всегда было модно).

Новые областные и старые городские власти

Год был обрамлен выборами. В начале выбирали президента. В конце — местные власти. Для Донецка все прошло без сенсаций. В очередной (третий) раз градоначальником стал Александр Лукьянченко, сумевший пройти без особых потерь для себя через бурное «оранжевое» пятилетие. А вот на уровне области кое-что изменилось. Сохранив полный контроль за облсоветом, Партия регионов привела на вершину власти некоторых новых личностей. Главным из них стал Андрей Шишацкий. После того как Анатолия Близнюка в апреле передвинули в губернаторы, он занял освободившееся кресло председателя облсовета. Свою программу Шишацкий изложил на трибуне облсовета быстро: «Здоровая экономика, здоровое общество, здоровые люди». 99 из 113 депутатов были сражены подобной аргументацией и проголосовали за его кандидатуру.

По теме Что в Донецке напоминает о Сочи

Шишацкий имел репутацию человека Ахметова. С 2003 года он управлял Харцызским трубным заводом, входящим в империю СКМ. Экономист по образованию, выпускник Донецкого университета, в студенческие годы — руководитель оперотряда в общежитии, уроженец Славянска... В одном из первых интервью Шишацкий сказал с той образностью, которую область еще познает в полной мере: «»Власть» и «красть» — это не синонимы, а существительное и глагол».