В 2011 году Донецк испытал несколько конвульсий гражданского самосознания, вылившиеся в акции протеста. Политические и связанные с ними экономические процессы шли на фоне подготовки к надвигавшемуся чуду преображения — Евро-2012.

Прокофьев как бренд

Довольно долго Донецк жил в несчастливом неведении относительно своей причастности к имени великого композитора Сергея Прокофьева. Ну, то есть как? Знали, что этот человек родился где-то рядом, где-то в Красноармейском районе. Но в самом Донецке с его именем не было связано решительно ничего, кроме улицы в забытом Богом поселке Треналовка.

Потом началась переоценка ценностей. В 1988 году имя Прокофьева получил музыкально-педагогический институт. В 1991-м — филармония и ее симфонический оркестр. В общем-то, уже немало. Но областные власти посчитали, что можно и добавить. И объявили весь 2011-й «годом Прокофьева». Тем более, что и повод был — 120-летие со дня рождения композитора. В течение 12 месяцев состоялось несколько масштабных музыкальных акций. Но вообще власти смотрели на вопрос несравненно шире. «Мы хотим, чтобы это было всеобъемлюще — транспорт, наружная реклама, СМИ, общественные акции, это должно создать такой стабильный фон», — говорил начальник управления культуры и туризма облгосадминистрации Николай Пташка.

Вершиной этой блистательной пиаровской пирамиды стало присвоение имени Прокофьева строящемуся аэропорту. Многие смеялись, вышучивали слабую причастность композитора к авиации. Другие вспоминали варшавский аэропорт Шопена и бразильский Жобима, и быстро успокаивались, признавая, что для «засветления» излишне жесткого и мрачного образа Донецка такое название, может, и неплохо даже.

Удивительные взрывы в Макеевке

20 января 2011 года в Макеевке прогремели два взрыва: сначала — у здания «Макеевугля», потом — у торгового центра Golden Plaza. Жертв и пострадавших не было, разрушений тоже не очень много.

Эта история с начала и до конца похожа на плохое кино. Требование террористов о выплате 4 миллионов евро. Из столицы высылают чемодан с деньгами. Террористы не приходят на назначенное ими же место передачи денег. В Макеевку вводятся спецвойска. Срочно прилетает начальник СБУ Хорошковский. И что? Преступники палятся самым банальнейшим образом: нападают на таксиста и по горячим следам задерживаются милицией. Два парня 23 и 24 лет на допросах признаются в совершении терактов. Попутно следствие выясняет, что, несмотря на найденную у них дома литературу по подрывному делу и диск с фильмом «Крепкий орешек-3», никто из задержанных не обладает знаниями, чтобы собрать взрывное устройство. Тем не менее, они настаивают на своей виновности и получают 15 и 8 лет.

Это кино, в котором все сумбурно, как у Кустурицы, но гораздо меньше стиля. Как заметил тогда известный «оранжевый» милиционер Геннадий Москаль, схема макеевских взрывов «не вписывается ни в теорию, ни в практику криминалистики». Так оно никуда и не вписалось, и ответ на вопрос «що це було?» (идиотский теракт, дурацкое вымогательство, сложная пиар-акция властей, косвенная атака на «Макеевуголь» или провокация силовиков с целью получить дополнительные полномочия) остался открытым.

Другой «Челси»

В кинотеатре «Звездочка» вечером в пятницу, 22 апреля 2011 года, был аншлаг. Показывали главную донецкую политико-культурную сенсацию сезона — фильм «Другой «Челси»: история из Донецка». Большой зал был заполнен до отказа. Частью — журналистами, частью — чиновниками, частью — обычными людьми.

Показу фильма немца Якоба Пройсса предшествовал основательный резонанс, раскрученный в прессе. Большинство пришедших шли на «Колю Левченко, который сказал что-то не то». Якобы в ходе интервью Пройссу секретарь горсовета озвучил такие вещи, которые умный политик говорит только в партийной сауне, и тем самым «похоронил» себя как перспективного регионала. Но все, кто ожидал от фильма каких-то социальных или политических откровений, в итоге оказались в проигрыше. С этой точки зрения, для человека, живущего в Донецке, «Другой «Челси»» оказался полным нолем. Ничего нового он нам не сообщил. Да, Левченко был более откровенен, чем это принято в среде чиновников, и когда он произносил особенно нетрадиционные вещи, в зале возникали приступы злорадного смеха. Но в своих предыдущих телевизионных интервью секретарь горсовета создавал гораздо больше поводов для веселья. В общем, обычный Левченко со своей философией и психотипом, которая уже сто лет как не сенсация. В итоге, сенсация оказалась дутой. Хотя фильм был неплох. Как художник-документалист Пройсс сработал выше всяких похвал.

Борьба с «оптимизацией» школ

Формирование гражданского общества в Донецке со стороны (особенно с противоположного берега Днепра) заметить трудно. Оно и в самом Донецке видно не всем. Но кое-что все-таки постоянно происходит. 2011 год принес новый триумф гражданской самоорганизации.

Коллизия образовалась вокруг школы №2. Это была непростая школа, расположенная в центре, с углубленным изучением английского языка. В какой-то момент она попала в список учреждений народного образования, подлежащих так называемой оптимизации. Проще говоря, ее собирались закрыть по причине постоянного недобора учащихся в требуемом объеме, а также отсутствия видимых успехов ее учеников на ниве английского языка (а стало быть, и «углубленный» статус — на самом деле «липовый»). Родители возмутились. Члены родительского комитета обратились в прокуратуру, СБУ, подали иск в суд. И, как ни странно, выиграли дело. Это был еще не конец истории, власти сопротивлялись, подали апелляцию. Однако, в конечном итоге, родители победили, еще раз доказав: и в Донецке против чиновников можно бороться достаточно эффективно. Просто надо знать приемы...

Донецкий Майдан

Еще одним примером проявления народного гнева стали два протеста с разных краев социального спектра. Сначала волну негодования подняли чернобыльцы, потом, независимо от них, предприниматели.

«Мы не хотим быть баранами, которые безропотно выполняют все то, что им говорят сверху», — так звучало одно из многих самообъяснений акции чернобыльцев. Ошеломленные тем, что обещанное президентом «покращення» обернулось для них резким сокращением пенсий, ликвидаторы в середине ноября развернули у областного отделения Пенсионного фонда палаточный городок, голодовкой протестуя против такого поворота социальной политики. Власти пытались договориться по-хорошему. Но, не найдя аргументов, в конце концов прибегли к силовому варианту и демонтировали палатку, в которой находилось 27 протестующих. Одному из них — 69-летнему Геннадию Коноплеву стало плохо и он умер в машине скорой помощи.

Назревал серьезный конфликт. Но в конечном итоге власти смогли «растащить» протестующих. Часть из них, удовлетворенная выполнением ряда материальных требований, прекратила акцию протеста. Другая часть решила стоять до конца, обратилась в Европейский суд по правам человека. Их вялое бодание с вышестоящими инстанциями продолжалось еще долго. Через полгода, в разгар Евро-2012, приехавшего в Донецк Януковича встретили плакатами, где на английском языке (в расчете на европублику) было написано: «Президент, выполни решения суда!» В конечном итоге донецкому Майдану не хватило решительности и широты рядов.

Апофеоз евроремонта

В 2011 году Донецк всерьез почувствовал дыхание Евро-2012. И оно оказалось не таким благоуханным, как можно было предположить. В наших условиях путь к лучшей жизни всегда лежит через максимальный хаос.

Наиболее зримыми его проявлениями стали два объекта. На проспекте Ильича выкорчевали деревья, содрали булыжник с проезжей части и плитку с тротуаров. В итоге стало невозможно проехать и крайне трудно пройти. Таким проспект Ильича не был с 1943 года... На железнодорожном вокзале тотальный ремонт ужал до минимума жизненное пространство пассажиров и в кассовых залах, и на перроне, а подземный переход сплошь покрылся строительными струпьями, между которыми, как слаломисты, сновали мирные жители.

Правда, сквозь этот реконструктивный мрак проглядывали и ростки нового. В августе все-таки была сдана новая взлетно-посадочная полоса нового аэропорта. Кое-кто писал, что она — лучшая в Европе. В честь ее открытия Донецк впервые в своей историю принял исполинский самолет «Мрия» — его показательные круги над центром города привели в легкую панику часть населения, подумавшего, что сейчас что-то точно начнется...

По теме: Знаменитый донецкий долгострой станет торговым центром