Уикенд 1-4 мая стал самым кровавым за всю весну 2014-го. Но гибель десятков человек в Одессе и на Донбассе не дала власти никакого результата – наоборот, ситуация в Одессе еще более накалена, а на Донбассе армия отступила, так и не взяв ни один из мятежных городов полностью. И похоже, что время, когда склеить страну децентрализацией и госстатусом для русского языка стремительно уходит.

Зачем нужна такая АТО? Что нужно делать власти, чтобы остановить развал страны? Ответы политиков из разных лагерей и политологов оказались на удивление схожими.

Владимир Полочанинов, нардеп, «Батькивщина»:

«Не вижу смысла в данной антитеррористической операции, потому что, по моему мнению, власть еще сделала недостаточно для нахождения компромисса. И тем более, потому, что гибнет мирное население. Четко обозначить, где террористы, а где мирные протестующие, невозможно. У нас получается, что иностранцев задерживают, а гибнут исключительно украинцы. Причем, в основной массе, отнюдь не преступники. Ведь они в первую очередь хотят не вхождения в Россию, а новой и полноценной власти на местах и прав для русского языка. Компромисс по этим вопросам вполне достижим, но в этой власти я не вижу человека, которому бы юго-восток доверял. Кроме того, я не вижу смысла в стремлении силовыми методами навести порядок. Представим, что АТО завершилась успехом, большое количество украинцев погибло, остальные разошлись. А потом будут парламентские выборы, и некий осколок Партии Регионов – условная «Юго-Восточная Украина», куда более радикальная, чем ПР, - возьмет все голоса в этих регионах и победит на них. А поскольку у нас парламентско-президентская республика, они после этого назначат во Львов силовиков из Луганска и Донецка, а в случае сопротивления пришлют танки. И это будет гражданская война очень надолго. Поэтому нужно много раз подумать, прежде чем проливать кровь сегодня».

Николай Левченко, нардеп, Партия Регионов:

«АТО – это война власти с собственным народом. С боевиками должны разбираться спецподразделения СБУ, а любая масштабная операция – это карательная акция по уничтожению народа».

Михаил Погребинский, политолог:

«АТО уже не раз продемонстрировала неготовность власти и силовиков к проведению подобных операций. За исключением радикалов, в стране нет людей, готовых стрелять по мирным жителям. А это значит, что даже временно зачищенные территории удержать под контролем не удастся. Судя по всему, смысл операции, проводящейся под контролем и по задачам, установленным американцами, состоит в том, чтобы на максимально возможном количестве территорий провести президентские выборы. Но в наших условиях это невыполнимая задача. Потому нынешней власти, если только она не хочет превратиться в козла отпущения, нужно срочно выйти на общенациональные переговоры со всеми силами, способными влиять на протестующих, - даже с теми, кого она не хочет видеть на таких переговорах. Если у этой власти есть инстинкт самосохранения, она должна любым способом обеспечить перемирие в стране. Это ее единственный шанс».

Кость Бондаренко, политолог:

«Третий этап АТО тоже закончился поражением, это уже очевидно. Но он и не мог закончиться иначе, потому что зачистка военным путем бессмысленна, если население не поддерживает власть. Стоит армии отступить, и восстанавливается власть протестующих. Проблема в том, что центральная власть не хочет признать, что в стране уже началась гражданская война, она все еще пытается уверять себя и всех остальных, что на востоке и юге действуют российские диверсанты, закрывая глаза на реальность. А тем временем ситуация все время ухудшается. Если до 2 мая страну еще могли спасти переговоры и децентрализация, то после массовых жертв в Одессе и на Донбассе озлобление населения зашкалило, и оно только усиливается из-за потока лжи, который выплескивают проправительственные СМИ. Радикализация дошла такой степени, что теперь федерализация может быть самой дешевой ценой, которую придется заплатить за спасение Украины. Во всех остальных случаях ее ждет распад».