Шины, колючая проволока, люди с палками. Через пару километров  - опять шины, люди в балаклавах. Еще через несколько километров - горящие шины, рядом нет людей. Мы едем сегодня, 4 мая по автодороге через целую цепочку самых "горячих городов" Донецкой области - Константиновку, Дружковку, Краматорск и Славянск. Именно здесь 2 и 3 мая происходили яростные столкновения между бойцами Народного ополчения Донбасса и украинскими военными. 

Константиновка: "пробитая" почта и неудобный проезд

Между Донецком и Константиновкой видим первый блок-пост, которого еще пару дней назад здесь не было вообще. Но здесь безлюдно, догорают шины. Как потом выяснилось, 3 мая здесь было горячо: военные в 4 утра начали стрельбу, ополченцы отступили, а руки восстановить разрушенное ограждение пока не дошли. 

Этот разгромленный блок-пост ополченцы еще не успели восстановить Фото Игоря Татаринова

Едем дальше, на улице Тельмана в Константиновке виднеется очереднео сооружение из шин ,возле которог снуют люди. "Этот пост тоже разрушили, но мы уже почти восстановили. Старший б/п Валерий сразу поясняет: "Они (украинские военные - Авт.) пришли нас убивать. Мы для них сепартисты и террористы. А тактика у них одна и та же - подъезжают на бронетанковой технике, опрокидывают блок-пост, открывают шквальный огонь .Но если видят, что и по ним начнут стрелять - сразу исчезают. Как в этот раз в Константиновке". 

Пенсионер из Константиновки возмущается возле расстрелянной почты Фото Игоря Татаринова

"В этот раз", как рассказали ополченцы, произошло следующее. В ночь со 2 на 3 мая к блок-посту на въезде в Константиновку подъехали 4 БТР. Блок-пост разрушили, а потом при поддержке 3-х вертолетов и высадившегося с них десанта дошли до горисполкома города.

"Они начали стрелять, но тут уже получили отпор. Подбить БТР нам не удалось, но они начали отступать. А когда отходили, лютовали - стреляли и по жилым, и по админситративным зданиям. Дошли до телецентра, полностью его разрушили. А потом между 4 и 5 утра убрались восвояси", - рассказывает нам Костя, офицер связи из Константиновки. Больше всего Костю расстраивает, что у ополченцев одна СВД, та и то, без снайперского прицела. "А у них все есть, вплоть до приборов ночного видения. У нас же кто во что горазд - то ружье охотничье, то помповое ружье...А с таким бы оружием как уних мы бы до Львова дошли...", - говорит он. 

Сколько людей пострадало во время стычки в Константиновке - точных данных нет. Повстанцы говорят, что вроде 1 убитый и один ранен, но эти данные в больницах нам не подтверждают. 

Загороженный центр города замедляет проезд Фото Игоря Татаринова

В Константиновке сегодня тихо, но обстановка к спокойствию не располагает - горисполком "оброс" еще мешками и шинами, рядом с ним - обстрелянное почтовое отделение. "Я помню так точно накцисты немецкие приходили. Что для тех немцев, что для этих - мы низшая раса. Как можно стрелять в мирное население?", -возмущается возле почтового отделения пенсионер. 

Транспорт в горде ходит, магазины открыты, но есть неудобство - в горде стало столько блок-постов, что проезжать по центру города стало неудобно. "Мужики, надо что-то решать! Может на день часть заграждений убирать?", - горячится водитель такси, обращаясь к повстанцам. 

Дружковка: раздавленный пост

Одновременно с Константиновкой в прошлую ночь произошла атака  на блок-пост еще одного города - Дружковки. "Пять БТР значит на Константиновку пошли,а один к нам.  Потом мимо блок-поста пошла колонаа БМД. Эти видимо с поста возле Славянска - они атм три дня стоят. С БТР начали стрелять. И главное, ничего святого. Люди безоружные, иконы стоят - а они прямо по иконам! Пост опрокинули и уехали. Это не в первый раз, а мы опять вот восстаналиваем", - говорит нам местный ополченец Костя. По его словам, в момент появления БТР мимо блок-поста пошла колонаа БМД. "Эти видимо с поста возле Славянска - они там три дня стоят", - уточняет Костя. 

Костя (справа) снова помогает восстанавливать баррикады Фото Игоря Татаринова

Жертв и пострадавших на дружковском блок-посту не было. А в  самом городе все осталось по-прежнему - ключевые здания под контролем Донецкой народной республики. 

Краматорск: жертвы и аэродром под присмотром

Краматорск пострадал за "горячие дни" больше всего: здесь по уже официальным данным как минимум 6 погибших горожан (по неофициальным - 10) и 17 находятся в городской травматологии.

Проезжаем злополучный блок-пост, где расстреляли 21-летнюю медсестру Юлию Изотову и трех ее друзей. На месте гибели девушки цветы и надписи, посвященные Юле. Чуть выше - пробитый украинским военными бензовоз. "Мы его как каркас для баррикад сделаем. Вообще после последних событий барркиады строить не из шин будем, а из бетонных плит", - говорят парни на посту. 

А в самом городе, в отличие от Константиновки - ни тебе ни баррикад, ни заграждений, спокойная налаженная жизнь. Все магазины и супермаркеты открыты, народ активно затаривается. "Тут война, а вы в магазине?", - спрашиваем у одного из местных в супермаркете. "Это значит нацики пришли, а мне в магазин не ходить? Не дождутся!", - отвечает он. 

Город все так же находится под контролем ополченцев. "Железнодорожный вокзал военные не занимали - он пока ничей. Так же и с телевышкой. На аэродроме украиснкие военные, но и за ним мы присматриваем. Украинских военных по сути тут и нет. А то все придумывают о каких-то атаках", - сообщает ополченец Петр. 

В местной травматологии лежат 17 человек с огнестрелом, но к ним не пускают. "Не надо людей беспокоить. Люди им еду приносят, помощь. Все  в порядке", - говорят в травмотологии. 

"Больных не надо беспокоить. У них все есть" Фото Игоря Татаринова

Краматорчане не любят фотографироваться - сразу отгораживаются от объектива. С охотой "разрешил" себя только Добкин с жутко поцарапнным лицом на билборде. 

Щиты с Добкиным в Краматорске Фото Геннадия Дубового

Славянск: тщательнй осмотр и стена плача

Первый (и единственный) блок-пост с 6 БМД украинских военных мы увидели уже подъезжая к Славянску. Появился он всего три дня назад. 

Проверяли очент тщательно. Документы, потом заставили поднять рубашку, посмотрели под куртку, обыскали машину и потребовали не фотографировать. "Из Изюма?", - спрашиваем. "Нет, из Днепропетровска". "Когда все это закончится?". "Да мы сами хотим, чтобы поскорее...". "А сепаратистов победите". И военный сразу отворачивается и отходит.  Оказался памятливым. На обратном пути узнал и не отходил от нашей машины, чтобы не фотографировали. 

В Славянске блок-постов стало больше, центр горда перекрыт полностью. "Украинские военные? Да, стоят там. Та им долго не продержаться! Голодные такие, гоняют к нам продукты красть", - улыбается Алексей на одной из баррикад. В рукках у него оружие. 

Славянск тоже живет в своем мирном ритме, продукты в магазинах и сигареты есть. Водители говорят, что есть дефицит бензина. Очень много иностранных журналистов. Возле здания исполкома стоит постамент с фотографиями погибших ополченцев, цветы. Люди подходят, вздыхают, отходят. "В огне Одессы сожгли единую Украину, вы понимаете?", - обращается к нам пожилая женщина. Рядом с постаментом гуляют дети...

У местных ополченцев уже есть картинка происходящего. "Власти используют метод стравливания. Вот когда на Андреевском блок-посту украиснкие военные на БТР хотели проехать, мы же  сними почти договорились. Они пообещали,что оружие применять не будут, а сдать не могут - за это могут посадить. И как договорились, я увидел вспышку со стороны теелвышки - снайпер стрелял и солдат упал, его убили. Так они в панику впали ,один в конвульсиях стал биться. Весь боезапас разрядили в мирных жителей в испуге. Это же наемники стреляли в них! Этих солдатиков обработали, внушили им, что нас надо от террористов защищать, а потом тут они видят совсем другое. А эти снайперские подстрелы - настоящее разжигание розни. Чтобы кровью повязать, чтобы не отступали уже...", - поясняет нам ополченец Николай. Он считает, что киевские власти действуют так во всех операциях на Донбассе. "Ждем очередного штурма и по такой же схеме", - вздыхает он.