Донбасс подвел итоги воскресных референдумов о создании Донецкой и Луганской народных республик. Если верить руководителям ДНР и ЛНР, цифры прогнозируемо показали высокую явку и результаты «за». Донецкая область: явка — 74,87%, за ДНР — 89,07% голосовавших. Луганская область: явка — 75%, за ЛНР — 96,2%. Прогнозируемой была и реакция центральной власти. «По информации МВД, по информации экспертов, присутствовавших вчера в Донецкой, Луганской областях, в этом фарсе приняли участие: в Луганской области — где-то на уровне 24% населения, которое имеет право голосовать. В Донецкой области — чуть больше 32%», — заявил вчера и. о. президента Александр Турчинов. Соответственно вчера отреагировал и Центризбирком: референдум ни на что не влияет, Донбасс остается украинским. В ответ лидеры обеих «народных республик» объявили о своей независимости от Украины. Чья власть на самом деле сейчас в Донбассе?

Декларации и реальность

В «народных республиках» вчера полным ходом шел процесс «государственного строительства». Но пока только на словах. Так, сопредседатель правительства ДНР Денис Пушилин заявил, что первоочередной задачей является создание «гражданских и военных органов власти, независимых от Киева».

Пушилин огласил декларацию ДНР, в которой народная республика объявляется суверенным государством, управляемым Верховным Советом (его еще предстоит избрать), и от имени правительства обратился к России с просьбой принять республику в свой состав. Характерно, что одновременно с этим находившийся в Луганске лидер координационного совета юго-востока Олег Царев заявил не о присоединении к России, а о необходимости создания нового государства — независимой федерации Новороссии (юго-восток Украины), базой для которой станут Донецкая и Луганская республики.

ЛНР, к слову, также заявила о формировании своих органов власти и объявила облсовет нелегитимным.

«Мы считаем себя легитимными», — сказал «Вестям» председатель Луганского облсовета Валерий Голенко. По его словам, от деклараций к делу лидеры ЛНР пока не перешли: не происходит ни формирования новых органов власти, ни переподчинения силовых структур.

Ничего не происходит и в Донецке. В пресс-службе ГУМВД Донецка на вопрос «Вестей» о том, собирается ли их ведомство перейти в подчинение ДНР, ответили так: «На данный момент милиция Донецка и области продолжает работать в прежнем режиме. Начальник у нас по-прежнему Максим Кириндясов, мы называемся ГУМВД Донецка, подчиняемся областной милиции, которая подчиняется МВД Украины». В то же время источник в ГУМВД Донецкой области сказал «Вестям»: «У нас установка такая: главное — никуда не вляпаться. Выжидаем, чья возьмет. Официально ДНР не подчиняемся, но и команды Киева стараемся выполнять постольку-поскольку».

Регионалы пытаются оседлать протест

В целом нельзя сказать, что «народные республики» контролируют ситуацию в своих регионах. Скорее, можно говорить, что власть в них делится между лидерами повстанцев, которые опираются на свои вооруженные отряды, остатками киевской вертикали госуправления — обладминистрациями, силовыми структурами (но авторитет центрального правительства быстро падает из-за провальной антитеррористической операции, приведшей к большим жертвам) и, наконец, старыми местными элитами из Партии регионов (Ахметов и Ко в Донецке, Ефремов в Луганске), которые по-прежнему обладают серьезным влиянием в регионе, контролируют местную власть, крупный бизнес. Но в последний месяц они уступили политическую инициативу новым «народным» вождям из-за своей невнятной позиции.

Судя по всему, регионалы хотят исправить этот недочет и возглавить протестное движение, переведя его в русло борьбы с Киевом за расширение полномочий областей.

В тему В МИД РФ обвинили Киев в преступной неготовности к диалогу с Донбассом

«Результаты референдума необходимо учитывать: люди ясно дали понять, что не хотят жить при нынешней киевской власти. Потому наш президиум сегодня обратился к центральной власти с требованием срочно изменить Конституцию, чтобы сохранить Донбасс в составе украинской федерации», — говорит Валерий Голенко. «Есть воля большинства избирателей Донбасса, которые не хотят жить в стране с властью, установившейся с помощью переворота и устраивающей террор в регионе, — объясняет председатель Донецкой облорганизации Партии регионов, нардеп Николай Левченко. — Но это волеизъявление не мандат для отдельных личностей. На данный момент лишь облсовет является легитимным органом власти, и он настаивает на том, чтобы киевская власть остановила карательную операцию и провела немедленную конституционную реформу. Это единственный способ остановить кровопролитие и спасти страну». На вопрос, готов ли облсовет стать органом власти ДНР, если Киев не пойдет на уступки, Левченко дал понять, что это возможно: «Если все возможности переговоров с Киевом будут исчерпаны, облсовет сделает все, чтобы как можно быстрее восстановить мир и порядок в регионе».

Губарев против Ахметова

Впрочем, не факт, что ПР удастся оседлать протестное движение. Его лидеры регионалов не очень жалуют. Так, «народный губернатор» Донбасса Павел Губарев заявил, что восток 20 лет прощал воровство местной элиты, но больше этого делать не будет. Также он сказал, что Ринат Ахметов пытается взять под контроль движение и якобы он уже перекупил две трети активистов. Сам Ахметов, впрочем, сказал, что никого не перекупал, а Партия регионов (которую миллиардер фактически контролирует) разразилась гневным заявлением, сравнив Губарева и его сторонников с бомжами, место которым в психушке. То есть, как видим, отношения между новыми и старыми донецкими вождями далеки от братских. Но в одном они едины: АТО нужно прекратить. Видимо, после этого они и собираются окончательно выяснить друг с другом отношения.

Между тремя огнями

«Донбасс сейчас на развилке, — считает политолог Владимир Фесенко. — Есть три центра влияния: руководство республик, пользующееся поддержкой части населения, местные власти, утратившие часть влияния, но поддерживаемые олигархами, и центральная власть, практически не влияющая на ситуацию, разве что с помощью так называемой антитеррористической операции, последствия которой, впрочем, далеко не однозначны. Выбор пути Донбасса зависит от того, какие из этих центров смогут договориться друг с другом. Существует мирный вариант, когда центральная и местная власть находят компромисс на условиях, более-менее устраивающих сторонников ДНР и ЛНР. Однако, к сожалению, шансов на него уже немного. Второй вариант: при отсутствии компромисса с Киевом консенсус находят лидеры республик и местные элиты — и тогда будет создано нечто наподобие Приднестровья. Наконец, третий вариант: война всех против всех может превратить Донбасс в Чечню 90-х с ее длительными и кровавыми конфликтами. Пока Донбасс на этой стадии и находится».