В 2012 году Донецк, в принципе, жил одним словом — Евро. Сначала изо всех сил готовился к футбольному чемпионату, потом месяц находился в атмосфере небывалого праздника, потом долго отходил. И только к концу года жизнь вошла в обычную колею, и Донецк накрыла обычная украинская рутина, которой, казалось, конца-края не видно…

До Евро

Эпический хаос, которым сопровождалось благоустройство города накануне Евро-2012, начал «рассасываться» только весной, за несколько месяцев до чемпионата. Когда сошел жиденький снег, все увидели новый проспект Ильича — деревьев стало меньше (точнее, они стали намного меньше), воздуха — больше, открылся неожиданный вид на Калиновку, исчезли двусторонние пробки, реконструированные дома засияли обновленными фасадами. Первая ласточка, которая как бы говорила: все будет хорошо!

Между тем в городе принимали ставки на пари: успеют или не успеют открыть к чемпионату новый аэропорт и обновленный вокзал. Успели и с тем, и с другим. Оба объекта получились шикарными, на уровне международных стандартов. Оба на первый взгляд показались бесполезными для Донецка с его далеко не международными объемами пассажироперевозок (особенно воздушных). Двигатели обоих транспортных проектов, среди которых, безусловно, выделялась фигура вице-премьера Бориса Колесникова, уверяли, что объекты сделаны «на вырост», с учетом того, что желающих путешествовать в Донецке станет гораздо больше, причем в ближайшие же годы. Все понимающе улыбались…

Между тем часики тикали, Евро приближался. Начало июня. Донецк зализывает последние прорехи в центре города, лихорадочно обустраивает гигантский кемпинг в районе Широкого. Таксисты, рестораторы и девушки подсчитывают будущие баснословные прибыли. Все затаилось в ожидании невозможного…

Во время Евро

Многие нервничали, боялись возможных неприятностей, провалов, ляпсусов, терактов. Мало кто предполагал, что Евро пройдет так, как прошел — ну просто без сучка и задоринки. И мало кто ожидал, что надежды местного населения на обогащение за счет понаехавших болельщиков окажутся лишь бриллиантовым дымом.

На самом деле, футбольные болельщики — это народ особый, как правило, не самый состоятельный. На турниры, подобные Евро, они приезжают совсем не для того, чтобы расшвыривать направо и налево трудовые фунты стерлингов. Напротив, они склонны к экономии. Большинство жило в том самом кемпинге на Широком, покидая его только в дни матчей. Таксисты были разочарованы. Рестораторы, бессовестно взвинтившие цены — тоже. Единственным однозначно выигравшим оказался паб Golden Lion, имевший счастье стать резиденцией английских болельщиков. Там же они устроили и самую запоминающуюся акцию — символические похороны экс-футболиста, ныне эксперта Сола Кэмпбелла, который предостерегал соотечественников от поездки в ужасный Донецк («там страшно»). Гроб был настоящий, Кэмпбелл отсутствовал, болельщики спели песенку, смысл которой был прост: «Мы здесь делаем, что хотим, а ты, Сол Кэмпбелл, иди подальше».

Организация турнира была идеальной. Однажды небесная канцелярия подвергла «Донбасс Арену» серьезному испытанию — перед началом матча Украина — Франция на город обрушился настоящий полинезийский ливень. Поле превратилось в болото, судья отложил начало матча на час. Но за этот час администрация стадиона сумела спасти игру, совершив невероятное и высушив газон. Матч прошел нормально, а УЕФА внесла этот случай в свои анналы позитивного опыта.

После Евро

Чемпионат позволил Донецку приобрести настоящий европейский опыт — то, чего он почти никогда не имел в своей повседневной жизни. Идеальная чистота, нереальный порядок и спокойствие на улицах (для охлаждения криминогенной ситуации были привлечены дополнительные милицейские контингенты). Транспорт, работающий как часы. Словом, Донецк увидел, каким он может стать. В этом свете, очень любопытно было посмотреть, как все будет развиваться после Евро.

Надо сказать, особых сюрпризов действительность не преподнесла. Жизнь и отношения быстро вернулись в привычную украинскую колею. Донецк еще какое-то время дорабатывал остатки европроектов — например, открыл объездную дорогу на Гладковке. Но кое-что, например, строительство четвертой очереди дорожного кольца вокруг города, было фактически заморожено, потому как не вписалось в графики Евро.

Отдельная история вышла со скоростными поездами «Хюндай». Они должны были остаться в качестве приятного воспоминания о Евро. В итоге стали символом всего того негатива, который массовое мнение связывало с авральной подготовкой к чемпионату. «Хюндаи» вступили в жестокий конфликт и с нашей дорожной системой, и с нашим климатом. Они срывали пантографы и контактные провода. Они замерзали в степи — и на выручку им направляли кондовые отечественные локомотивы, которым не страшны убийственные 5-градусные морозы. Скоростные поезда опаздывали часов на 5–6. Евро медленно выходил боком…

Юбилей области

В 2012 году исполнилось 80 лет с того дня, как в результате административной реформы была образована Донецкая область. Это событие решили отметить по-настоящему. И отмечали в течение всего года.

Любопытно, что два самых распиаренных мероприятия из этого празднования имели четко выраженный общеукраинский характер. В мае успешно завершилась первая национальная экспедиция на Эверест. В группе было пятеро дончан, которые подняли на высочайшую вершину мира герб области и кусок донецкого угля. А в августе роллер Владимир Дубровский и велосипедистка Галина Смагло проехались по маршруту Киев — Львов. И то и другое было объявлено частью празднования юбилея области.

Выборы

Главным политическим событием осени стали выборы в парламент. Их результат был предсказуем. Партия регионов набрала в Донецкой области 65,09%, КПУ — 18,85%, а «Батькивщина» — 5,26%. Ничего принципиально не изменилось за два года, хотя недовольство Януковичем и витало в воздухе. Но альтернативы население Донбасса не видело, а значит — опять голосовало за регионы. А те, кто не хотел — просто остались в день выборов дома (явка по области стала самой низкой, начиная с 2006 года).

Многие эксперты отмечали пассивность оппозиции на востоке Украины, объясняя эту апатию неверием в возможность победы. Восток считался территорией, полностью подконтрольной ПР. Бросать силы и средства на безнадежную атаку этого бастиона никто не хотел. Гораздо проще было в очередной раз говорить о рабской психологии и совковых инстинктах населения Донбасса, которые тупо (потому что стадо) голосуют за «банду» и тем самым опять суют свою голову в ярмо. Эти слова не решали проблему и ничего не объясняли — они лишь усугубляли трещину между частями Украины. К 2014 году эта трещина превратится в пропасть.

Реформат донецких

После выборов «донецкий клан» изменил очертания. То, что стали называть «Семьей», резко увеличило влияние. В декабре было сформировано новое правительство, в котором люди отца и сына Януковича получили доминирующее представительство. Своих эмиссаров в Кабмин удалось провести и Ринату Ахметову, однако главные позиции от него ушли. Показательной стала отставка Бориса Колесникова, давнего друга Рината Леонидовича, с поста вице-премьера по инфраструктуре.

В Донецке усиление позиций «Семьи» сказалось самым решительным образом. Условия ведения бизнеса и так жесткие, в вотчине президента ужесточили до предела. Средний бизнес за несколько месяцев был совершенно деморализован фискальным или даже силовым прессингом. Не получив политических выгод от прихода Януковича на пост президента (а ведь земляки надеялись, что уж для своих Федорович постарается и сделает шаги, приятные донецкому менталитету), его родной регион теперь увидел, что и экономически существование выбранной ими власти ничего хорошего не приносит. Так что Донбасс, может быть, пострадал больше, чем кто-либо. И каждый месяц существования нового режима уменьшал социальную базу поддержки президента…

Александр Атаманенко, генеральный директор «Донбасс Арены» :

"Когда речь заходит о Евро-2012, часто вспоминают ливень на матче Украина-Франция и то, с каким блеском вышла «Донбасс Арена» из этой ситуации. Этот час, когда бушевала стихия, стал непростым испытанием для нас. Но самое главное, и это отмечали все, праздник футбола на «Донбасс Арене» не прекратился. В тот момент, когда гости ушли с трибун в подтрибунное пространство, мы смогли обновить и пополнить все запасы фастфудов, то есть мы удержали атмосферу футбольного праздника, болельщики остались довольны, что было видно по тем видео, которые выкладывались в YouTube, и многочисленным отзывам в интернете. А за пределами «Донбасс Арены» было довольно-таки опасно. Дождь на стадионе попал во все новости, но многие не увидели того, что происходило в тот момент снаружи. Был настолько сильный ветер, что валились деревья в парке, летали по ветру огромные мусорные контейнеры, валилось дополнительное ограждение, которое установили перед матчем. Мы в определенный момент вынуждены были эвакуировать в зону турникетов персонал, который работал на наружном периметре. И в тот момент у нас очень оперативно работал наш контрол-рум, откуда мы управляем всеми нашими мероприятиями. Впервые за историю «Донбасс Арены» (и, я надеюсь, в последний раз) у нас было кризисное совещание, на которое пришли все представители УЕФА. Да, в этот час было очень тяжело. Но на следующий день, когда мы получили благодарственное письмо от господина Платини, поняли, что работу выполнили очень хорошо и позволили болельщикам получить яркие эмоции от посещения матча и не допустить инцидентов. Вот это удовлетворение и полученный опыт было главным, что осталось от того матча". 

Хорошее запоминается больше и надолго...