16 мая депутаты Верховного совета самопровозглашенной Донецкой народной республики на своей третьей сессии выбрали правительство.

Неожиданно для большинства политологов, общественников и журналистов премьер-министром был назначен 42-летний Александр Бородай. О нем в Донецке до вчерашнего дня знали только самые искушенные политические аналитики. Теперь, похоже, дончанам придется привыкать к этой фамилии.

Александр Юрьевич Бородай – профессиональный политтехнолог и публицист с весьма пестрой биографией. Человек он, судя по всему, неординарный, как говорится, с задатками. Он сын известного русского философа 20 века Юрия Бородая, ученого с мировым именем и обширным кругом знакомств и друзей в среде русских интеллектуалов сталинско-брежневско-хрущевской поры. Александр Бородай с детских лет имел возможность слушать разговоры отца с такими корифеями философской и диссидентской мысли, как Александр Зиновьев, Алексей Лосев, Лев Гумилев.

С такими детством и отрочеством Александру Бородаю был прямой путь на философский факультет МГУ, по окончании которого он как специалист по социальной философии вполне естественным образом увлекся конфликтологией. Причем, в той части этой научной дисциплины, которая изучает этноконфликты.

"Для того, чтобы получить набор нужных знаний по этому направлению, Александр устроился военным корреспондентом РИА Новости в Чеченской республике, - рассказал "Вестям" российский военный эксперт Александр Артеменко, сам служивший в те годы на Кавказе в районе, в который агентство командировало Бородая, - собирал материалы, но, кажется, они ему не очень пригодились, ибо в Чечне того времени было больше крови, чем фактов".

В течение долгого времени работал представителем инвестиционного фонда «Маршал капитал» совладельца "Ростекома" Константина Малофеева. Последние 15 лет Александр Бородай активно занимается политологией. Причем, с учетом того опыта, который приобрел в Чечне: ровно 13 лет назад он становится гендиректором им же созданного центра консалтинга в кризисных ситуациях «Социомастер». 

Взгляды Александра Бородая вполне умерены - дальше публикаций в прохановских "Дне" и "Завтра" Бородай почти никогда не шел. Как и все люди, воспитанные на советском патриотизме, Бородай – государственник. Этот взгляд на мироустройство, в котором держава – цемент всей жизни, привел нынешнего премьера непризнанного Донецкой народной республики к дружбе с рядом монархических клубов. В их числе и реконструкторы из откровенно монархических "Дроздовцев", восстанавливающих реалии боевой жизни знаменитой белогвардейской дивизии полковника Дроздовского времен Гражданской войны в России. Именно там он познакомился с Игорем Гиркиным, которого отныне весь мир знает как «полковника Стрелкова, обороняющего от украинской армии север Донбасса и прежде всего – Славянск».

По некоторым данным, и Гиркин, и Бородай сторонники так называемого "Третьего пути". Его идеология отвергает, как западный либеральный, так и марксистский коммунистический пути развития России и мира.

Что касается событий последних месяцев и участия в них Бородая, то об этом вообще мало что известно, кроме сомнительного информационного "вброса" СБУ, которое пыталось путем якобы "перехваченного" телефонного разговора привязать Александра Бородая к организации проекта по воссоединению Крыма с Россией. Доказать ничего не сумели, а сам Бородай опроверг существование такого разговора. Правда, кое-кто в России, чаще всего крымчане, утверждают, что Бородай последние полгода "занимался вопросами полуострова". Но что это за "вопросы" – одному Бородаю известно. Возможно, первый «премьер» ДНР сам на одной из первых пресс-конференциях рассеет тьму над этим эпизодом своей жизни.

Пока Бородай, о котором даже организаторы республики узнали совсем недавно, не успел себя как-то проявить в Донбассе – ни словом, ни делом. Эксперты и журналисты сходятся на мнении, что граждане России Бородай и Стрелков-Гиркин – контроллеры от Кремля. Их задача – не дать остальным членам правительства ДНР совершать необдуманные поступки и крениться в сторону соглашений с Киевом.