Отъезд людей из Донбасса приобретает характер тенденции. Это уже не отдельные особо нервные люди — это уже определенный поток, который трудно проанализировать и систематизировать, поскольку он не проходит ни по какому ведомству. Люди пытаются устроить свою судьбу сами, без вспомогательных структур. И мотивы у каждого свои. «Вести» побеседовали с некоторыми уехавшими из Донбасса.

«Бизнеса нет и не будет»

Начнем с самого радикального варианта. 53-летний Сергей Б. — житель Славянска. Точнее, был до недавнего времени. В Славянске у него имелся свой бизнес, основанный на торговых операциях. Это предполагало тесные связи и простые коммуникации с соседними регионами, прежде всего — с Крымом и Харьковом. Теперь все это рухнуло. Работы в Славянске нет, и не предвидится.

«В Киеве уже месяц как живем. Настраиваем бизнес. В Славянске сейчас задница», — эмоционально говорит Сергей. Переезд для него и его жены был облегчен тем, что в Киеве у них живет взрослый сын, у которого стабильная (насколько это сейчас возможно) и довольно высокооплачиваемая работа.

У другого Сергея, 46-летнего дончанина, ситуация не такая благополучная. Он был менеджером хорошего, раскрученного, популярного интернет-проекта. Украинский кризис полностью «убил» рекламный рынок, другого серьезного источника доходов его проект не имел. Терять в Донецке Сергею теперь нечего, а развитие ситуации заставляет опасаться каких угодно последствий. Собрав семью (жена и дочь), он отправился на недельку к родственникам в Житомирскую область, а потом обосновался в Киеве.

«Живем пока в гостинице, на окраине. Все равно дороговато, но что делать? Смысла возвращаться пока не вижу. Это все еще уляжется не так скоро. Через пару месяцев придется искать работу в Киеве», — грустно говорит Сергей.

«Скучаем по Донецку, но пока будем здесь»

Многие дончане покидают город, не выдержав психологического груза ожидания худшего развития событий. Это настроение действительно буквально витает над Донецком. Оно стало причиной отъезда семьи 37-летнего Андрея Калиниченко, довольно успешного бизнесмена. Сейчас его семья живет в Киеве на съемной квартире.

«Мое семейство очень тяжело воспринимало происходящее. В конце концов, я устал их успокаивать и согласился на отъезд. Да и чем я мог их успокоить? В Киеве оставаться на ПМЖ не намерены, город не нравится, жена уже скучает по донецкой квартире. Но пока будем сидеть здесь», — говорит Андрей.

Жительница одного из окраинных донецких поселков Светлана Александровна тоже устала ожидать страшного и готовить погреб на случай артобстрелов и авиабомбежек. Но решать ей было проще — она живет одна. «Запечатав» свой частный дом, она отправилась отсидеться к сестре в более спокойную Запорожскую область, под Гуляй-Поле.

На вопрос, не страшно ли ей оставлять дом в такой ситуации без присмотра, она отвечает, еле сдерживая слезы: «Страшно. Но оставаться страшнее. Дом, а что дом… Ничего ценного в нем нет. Соседи присмотрят, если что. Замки крепкие, решетки на окнах, собаку отдала в надежные руки. Может, еще вернусь домой...»

«Я буду защищать свой дом»

Впрочем, неправильно было бы думать, что из Донецка бегут повально, а остаются только неудачники или те, кому некуда бежать.

45-летний Влад — один из соседей Светланы Александровны. У него нормальный, даже по нынешним временам, бизнес, прочный двухэтажный дом (хотя и без всяких там роскошных излишеств. — Авт.). И настроен наш земляк весьма решительно.

«Я из Донецка никуда не уеду. Это мой город. И если понадобится, буду защищаться с оружием в руках. Уж свой дом я точно так просто не отдам», — жарко убеждает он «Вести».

В том, что тревожная тенденция имеет место, убеждают диспуты дончан, которые кипят на форумах в соцсетях. Никита Д., научный сотрудник ДонНУ, к примеру, видит в этом панические настроения: «Слишком много паникеров развелось. С одной стороны, может, и правильно — в городе, где на улицах можно встретить вооруженных людей, разумные меры предосторожности необходимы. С другой стороны... Ну, ребята, нужно ведь и свои мозги под макушкой иметь. Если в городе один день стреляли, так что — год там теперь не появляться?»

Алексей И., журналист, тоже уезжать не собирается: «Я никуда из города не валю. Но сваливших очень хорошо понимаю». С ним солидарен и Владислав Русанов, писатель-фантаст: «Не дождутся. Родился в этом городе. В нем и помру».

А у Сергея Ф., историка, друзья уже разъехались: «Мой товарищ завтра уезжает в Пензу, другой уже в Мукачево. Один я тут еще куку ловлю. А без них мои сборы теперь затянутся».

Но все же, оставшихся гораздо больше, чем уехавших. Они продолжают жить здесь и надеются, что война все-таки не докатится до их города.

«У меня тут — старики-родители. Куда мне ехать?»

Однако многие люди не думают об отъезде, поскольку считают, что не могут просто так бросить все и бежать куда-то сломя голову. Заслуженный работник культуры Виктор Гриза так объяснил нам свои мотивы: «У меня выставка на носу и куча культурных программ в арт-резиденции «Дом Механизатора» — это раз! Началась подготовка к Кубку мэра Донецка по бегу в честь 145-летия города, а я — исполнительный директор — это два! Впереди День металлурга и День шахтера, которые будут проводиться по городам Донбасса, тоже надо напрячься, чтобы устроить людям праздник, они-то целый год работали, заслужили! Труд — он по-любому должен быть в почете. Это три! Ну и, наконец, у меня старики-родители в Димитрове и Красноармейске, а дома — 85-летний тесть».