Приехавший на побывку боец Нацгвардии Максим в эфире Радио Вести рассказал о том, что происходит на востоке страны.

«Почему нет слаженности? Нет четкого приказа, нет того, кто возьмет на себя ответственность. У нас не было четкого плана, приказа, выполняли сугубо оборонительные функции. Во всяком случае, мой взвод. Конечно, были подразделения, которые выполняли активные действия.

С 6 мая мы были в Славянске, на одном блокпосту, потом, с 15-го – на другом, уже поближе к линии боевых действий.

Кого видели там? Уже убитых людей в русском камуфляже, с наколками "За ВДВ-46 Б" (это псковская бригада, единственная, которая пишет свое название). Что касается чеченцев, я их лично не видел, но был случай. У нас с блокпоста частично виден Славянск. Мы увидели колонну машин, впереди ГАИ с мигалками. Они двинулись в нашем направлении, потом скрылись. И буквально часа через полтора начались доноситься звуки намаза, мусульманской молитвы. Я считаю, что это один из фактов присутствия мусульман с Кавказа.

Российских казаков лично не видел. Но вы поймите, сейчас не те методы войны, никто не подойдет к тебе на 100 метров и не будет ручкой махать».

Еще один боец Нацгвардии, Владимир, получивший ранение и приехавший на лечение, считает, что для победы в АТО нужны более решительные действия руководства Украины.

«Я не верю в урегулирование на сегодняшнем этапе. Я считаю, что надо дать такую огневую мощь, чтобы все агенты, ГРУшники убежали через границу, а с остальными будем работать через суд.

Мы не стреляем в мирных жителей. Мы стреляем в вооруженных людей. Вы же не считаете, что меня ранил мирный житель? Выстрелил в меня из миномета?»

Максим рассказал о сложностях с вооружением: «Понятно, что преимущества у сил Украины больше в плане боекомплекта, оружия. Но были моменты, когда преимущества были на стороне противника. Почти у каждого из них есть подствольник. На вопрос наш (командованию – ред.): дадите ли каждому подствольник, нам сказали – а зачем они вам?»

В свою очередь, Владимир поправил его: «Я лично общаюсь с высшими эшелонами командования. Все дадут. У нас нет истребителей вертикального взлета, но со стрелковым оружием все в порядке».

Максим рассказал об отношении местных жителей к силовикам: «Женщин, бросающихся под танки, не видел. Видел женщин, которые приходили к нам, и говорили – идемте, покажем, где их снайперы. Это уже ближе к концу нашего прибывания там».