В пятницу утром батальон «Азов» (в основном состоит из представителей «Правого сектора») очистили Мариуполь от сил ДНР. Бой длился три часа и его свидетелем стал корреспондент «Вестей».

Впрочем, чья власть в городе после ухода «Азова» - не совсем понятно. Вроде как ситуация должна контролироваться милицией, но, вероятно, не только она ходит по Мариуполю с оружием: уже в субботу подорвали машину с пограничниками. Погибло 5 человек. Тем временем, уже объявлено, что сюда должна переехать Донецкая обладминистрация и Мариуполь станет временной столицей Донбасса.

ЗАМЕС

Все началось рано утром в пятницу. «Азов», с которым мы провели уже несколько дней, возвращался с полигона. Когда поступил приказ: грузимся и едем на зачистку Мариуполя. На полдороги небольшая остановка: всем на руки повязали оранжевый скотч, надели бронежилеты. У нацгвардейцев были белые повязки. Это нужно, чтобы в бою отличать друг друга и не палить по своим же, или чтобы в ряды не затесались боевики, которые хотят вырваться из города.

Сидим на перекрестке Георгиевской и Греческой. «днровцам» дали ровно десять минут на то, чтобы они сложили оружие и сдались. И тут вдруг выстрел из миномета. «Да откуда у них минометы!» — матерятся азовцы. Уши заложило от выстрела. По рации передали, что есть тяжелораненый — серьезно повреждена рука, нога и живот. Быстро примчалась скорая.

И тут начался замес. Азовцам помогали военные зениткой. Установка на грузовике то и дело выезжала из подворотни и давала залпы по боевикам, чтобы разрушить их баррикады. Но сложнее всего было со снайперами — двое палили с крыш и не давали возможности продвигаться. Первого сняли быстро. А вот со вторым азовцам пришлось повозиться.

МЕСТНЫЕ ХОДЯТ ПОД ПУЛЯМИ

Больше всего бою мешали местные жители. Эта странная война, вовсе не такая как в кино. Тут люди стреляют и погибают, а местным бабушкам срочно нужно пройти именно по этой улице. И никакие увещевания, что вас сейчас убьют — на них не действуют. А одного мужчину пришлось силой укладывать лицом в землю — ему срочно понадобилось в сторону баррикад.

Следующая цель — банк, где находился штаб боевиков. Выдвинувшаяся вперед группа попросила помочь огнем — из окна здания банка велась стрельба. Нужен был гранатометчик. Им оказался парень, который ни разу не стрелял по-настоящему из гранатомета. «Были теоретические учения, а выстрелить не давали — снаряды слишком дорогие», — пожаловался боец. Прицелился и с первого же раза попал в окно! Что тут началось — азовцы словно гол забили, стали поздравлять друг друга.

Но тут разорвало газовую трубу. Вокруг началась такая вонь! К тому же обнаружили, что в бывшем штабе боевиков несколько помещений были заминированы. Что делать? «Если рванет, все разнесет к черту вокруг! Все на исходную позицию!» Бежим назад и падаем лицом на землю, уши приказали закрыть ладонями. Газовщики, пока идет бой, ехать сюда не хотят. «Среди наших есть специалист, прикройте его огнем», — передают по рации. Но прикрыть не получается, может быть взрыв. Газовщики появились только через три часа, когда все утихло. «Завтра расскажут, что в Мариуполе три часа кто-то воровал газ», — шутят азовцы.

Когда зачистка города он днр-овцев была уже на финише, местные жители потихоньку стали выходить из домов. "Уже не стреляют? - спрашивает у меня одна женщина, которая живет на ул. Георгиевская. - Скажите, а правда, военные не уедут из города? Ведь днр-овцы снова могут набежать, часть из них где-то по посадкам наверняка прячутся".

Вскоре местные, не дожидаясь коммунальщиков, стали самостоятельно разбирать остатки баррикад в центре Мариуполя.

СНАЙПЕР-ШВЕД ИЗ «АЗОВА»: «ЭТА ВОЙНА НЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ»

В результате зачистки задержали сорок боевиков. Поразил один из пленных — пацан 16 лет из Володарки. «Вы убили моего брата, поэтому я тут. Да, он стрелял, так что?» — парнишка обливался слезами. Другой рассказал, что им платили в сутки по 20–50 грн, поэтому он и воевал, работы-то все равно нет. Впрочем, по данным свидетелей, буквально за пару дней до штурма города его покинули несколько лидеров ДНР с опытными бойцами. Видимо, они знали о планах по зачистке города, но почему-то решили за него не сражаться.

Снова передают: на окраине города засела группа боевиков. Срочно едем на место. Там небольшой ресторан. Азовцы в балаклавах врываются внутрь и попадают прямо... на свадьбу. Невеста — в слезы, мужчины в оцепенении. Только одна пожилая женщина хватает палку и бросается на ребят. Пришлось извиняться и уходить.

Между тем, интернет-сайты облетела новость о том, что в «Азове» сражаются иностранные наемники. В частности, писали о некоем «шведском неонацисте» Микаэле Скилте. «Вестям» удалось с ним переговорить.

«Да, я националист, - говорит Микаэль. - Приехал помочь своим братьям-украинцам в вашей войне. По приглашению знакомых попал в «Азов». Правда, я сначала хотел ехать в Сирию на войну, но решил, что в Украине будет интересней».

Парень не скрывает, что им движет и доля азарта. «У себя на родине я был снайпером в армии. Потом ездил на войну в Конго, но в Африке не очень интересно. Неразбериха полная, - говорит Майк. - В «Азове» я снайпер-инструктор. А во время зачистки Мариуполя был в штурмовой группе. Вообще-то украинская война не очень интересная, как по мне. Подначивает когда враг сильный, а тут половина среди противника разного сброда. Слишком легко. Но домой пока не собираюсь, буду здесь пока будет нужна моя помощь братьям-украинцам. Думаю, война продлится до следующей весны».

Как выяснили «Вести», кроме Микаэля в «Азове» еще два шведа (Северин и Мыкола) и итальянец Франческо. Все трое, в отличие от Скитле, не военные профессионалы. Только Мыкола служил во французском легионе. Они просто приехали еще зимой поддержать Майдан, познакомились с «Правым сектором» и затем пошли с ним воевать в «Азов».

Все фото Е. Стулень