Ситуация в Донбассе балансирует на грани срыва перемирия и начала полномасштабных боевых действий. В понедельник забрезжила надежда на мир — после того как представитель Петра Порошенко, Леонид Кучма, сел за стол переговоров с ДНР и ЛНР и те объявили о том, что принимают перемирие. А во вторник с утра Владимир Путин обратился к Совету Федерации с просьбой отозвать разрешение на ввод войск в Украину, что также было воспринято как шаг к миру. Но уже во вторник вечером ситуация ухудшилась — возобновились боевые действия под Славянском, и был сбит украинский вертолет. Все 9 человек, находившихся на нем, погибли. Еще двое украинских военных были убиты во время боя на границе. Командующий «ополчением Донбасса» Игорь Стрелков (он как раз и сидит в Славянске) сказал, что в перемирие не верит, так как силы АТО наращивают свое присутствие, продолжают обстрел города, а потому он продолжит воевать.

Тем временем Для беженцев из зоны АТО создали три коридора

По данным «Вестей», в «народных республиках» идет брожение по поводу перемирия. С одной стороны, на их руководство давит Москва, чтобы они шли на переговоры с Киевом (поэтому «премьер-министр ДНР» Бородай и признал перемирие), с другой стороны, «полевые командиры» говорят, что это ловушка, устроенная штабом АТО, чтобы притупить бдительность, а потом атаковать по всем фронтам. Нет единодушия и в Киеве. Сама идея мирных переговоров жестко критикуется многими политиками («никаких переговоров с террористами, только уничтожение, мир — это капитуляция перед террористами, которые от этого еще больше обнаглеют»). А после сбитого вертолета у Порошенко заявили, что не исключают досрочной отмены перемирия. В такой неоднозначной ситуации мы попытались найти ответы на три главных вопроса сегодняшнего дня.

Война

Семен Семенченко: «С недоумением и брезгливостью смотрел вчера на эти переговоры с флагом ДНР на заднем плане... Нужно переходить к плану «В», иначе все это сборище будет похоронено планом «С», автором которого будет украинский народ. Это мое мнение как гражданина Украины. А как военнослужащий я надеюсь, что верховный главнокомандующий отдаст приказ армии навести порядок и вымести с Донбасса всю эту нечисть».

Мир

Вадим Карасев: «Если бы были гарантии успеха АТО, то, может, и стоило бы ее продолжить. Но и при этом надо понимать, что тогда мы никогда не сможем наладить отношения с Россией. Потому мир нужно заключать не с позиции силы, а с позиции компромисса».

Невозможно

Владимир Фесенко: «Москва хочет признания двух республик, а для Киева это неприемлемо. Потому общей формулы для переговоров сейчас нет — слишком разные позиции у их участников. Да и перемирие вряд ли будет успешным, потому что стрельба и гибель людей уже возобновились. Продолжение АТО, видимо, становится неизбежностью».

Возможно

Михаил Погребинский: «В интересах Порошенко — замириться с юго-востоком, потому что до установления мира он не будет иметь возможности стать полноценным президентом. Другое дело, что плана установления мира не существует, все делается на ощупь, шаг за шагом, чтобы после каждого шага изучить, как на него среагировали Запад и внутриукраинские силы. Мирный план, озвученный одновременно с приостановлением огня, был лишь прикрытием для начала реального переговорного процесса, предварительно уже проходившего за кулисами. Контакты с Медведчуком и у Турчинова, и у Порошенко были ранее, но теперь они легализованы. Для Порошенко уже ясно, что у Путина нет планов отделить Донбасс от Украины, но есть свои условия, на которых Москва готова к установлению прочного мира. О них и идет речь на переговорах. Конечно, они не будут быстрыми, поэтому я ожидаю, что перемирие будет продлено».

Алексей Гарань: «Есть план Порошенко, в котором сведено все то, что озвучивали украинские лидеры и до него: децентрализация с передачей основных полномочий местным общинам, а не федерализация с усилением областей, и региональный статус русского языка, который уже есть сейчас».

Владимир Фесенко: «Широкая автономия для Донбасса в составе Украины и децентрализация для остальных регионов».

Михаил Погребинский: «Донбасс должен получить особый статус, который сможет гарантировать ему привилегированное положение русского языка и экономический союз с Россией. Таким должно быть завершение конкретно этой войны. А после этого должно произойти решение тех же вопросов в масштабе всей страны, чтобы не толкнуть другие регионы на военный способ их решения».

Вадим Карасев: «Формула четырех «Д»: демилитаризация региона, деэскалация конфликта, демократизация (через местные выборы и создание партии, выступающей с позиций Донбасса) и децентрализация с предоставлением особых прав Донбассу».

В тему Во время перемирия украинская армия потеряла 11 человек