Хирург Александр Зеленюк и его напарник врач-анастезиолог Ярослав Левченко спасают жизни солдат в ГАЗ-66, переделанной под операционную, прямо посреди поля под Славянском. Они вытаскивают осколки и пули, пришивают руки и ноги.

Стреляют по врачам

«Мы служим в медроте 25-й отдельной воздушно-десантной бригады. В нашей автооперационной есть место хирурга, анестезиолога, рукомойник и операционный стол. Это наше рабочее место и наш дом», — рассказывает доктор.

Еще в марте его, врача Днепропетровского института гастроэнтерологии, призвали на 10-дневные военные сборы. «Так и остался. Пятый месяц уже идет. Я нигде не служил до этого, но пять лет обучался на кафедре военной подготовки в мединституте. После «учебки» меня бы в любом случае мобилизовали, так что на АТО я пошел без лишних формальностей как доброволец — на войне от врача больше пользы, чем дома», — делится Зеленюк. По словам Александра, медроты при отдельных подразделениях — не единственные врачи на востоке: в зоне АТО есть два медицинских БТРа (выполняют больше работу санитаров), скорая помощь и немалое количество полевых врачей-волонтеров.

По теме В Донецке за день пропали трое журналистов

«Когда я ехал, нам сказали, что ни касок, ни бронежилетов, ни оружия нам не выдадут, мол, есть Женевская конвенция — по врачам стрелять не будут. Но это неправда: нас отстреливают первыми. Деньги на мой броник в итоге насобирала жена, пистолет и укороченный автомат Калашникова выдали. Я не принимаю участие в боевых действиях, но иногда приходится забирать раненых с поля боя и отстреливаться, когда по тебе ведут прицельную стрельбу. С виду мы — обычные солдаты. В целях безопасности я даже некоторые красные кресты на машине зарисовал. Моя жена, кстати, тоже врач. Она — акушер-гинеколог, а также мой тыл», — продолжает Зеленюк. По словам хирурга, супруга его поддерживает в решении работать на войне, но сама она осталась в Днепропетровске.

Чудесное спасение

На операционном столе, за которым Александр работает в бронежилете, были десятки солдат. «Как-то, — рассказывает хирург, — к нам привезли сепаратиста. Ему было около 60 лет. У мужчины было прострелено бедро. Мне сначала не сказали, кто он, но потом все стало ясно — прямо на операционном столе мужик дерзил, кричал, что рано или поздно нас всех перебьют. А я не обращал внимания: у меня был пациент и была серьезная рана, эмоции я оставил в стороне».

Хирург Александр Зеленюк даже операции делает в бронежилете. Фото: И.Звягин

По словам Зеленюка, за время АТО ему приходилось сталкиваться с ранениями разной сложности. Но был один солдат, спасение которого смело можно назвать чудом. «Нам привезли военного со спинальной травмой (поражение спинного мозга. — Авт.). У него было серьезное кровотечение, давление — 40 на 0. Это была почти кома. Нам с Ярославом удалось оказать ему помощь, если бы не скорость — солдат умер бы. Парня доставили в больницу в Изюм. Он выжил, но останется парализованным», — рассказывает Александр.

Приходилось хирургу также вытаскивать раненых во время боев. «Наши парни как-то вышли на разведку чистоты территории возле блокпоста и попали в засаду боевиков. Когда завязался бой, мы с напарником бросились забирать раненых прямо под пулями. За одним солдатом бежали, но, к сожалению, оказалось, что он мертв», — вспоминает Александр.

Дело в пуле

Хирург говорит, что у него на столе умерло 12 человек: «Мы боролись за жизнь каждого из них, но смерть победила. Когда умирают, солдаты фактически говорят одно и то же: зовут маму или боевых товарищей». Хирург уверяет: часто успех проведения операции зависит от того, знает ли врач, какое оружие причинило травму. «Например, пуля калибра 7,62 предсказуема — она где вошла, там и застряла. А вот калибр 5,45 — очень опасный: ищешь пулю в одном месте, а она оказывается совсем в другом», — делится Зеленюк.

В тему Военные на приграничных блокпостах рассказали о нехватке боеприпасов

По его словам, на поле боя нередко смерть находит и медиков. «Мой товарищ Андрей Литвиненко был стрелок-санитар: он участвовал в боевых, но если кто-то был ранен, бросался на помощь. Так и в тот день произошло. Андрей увидел раненого солдата, стал тащить его на себе, а потом Андрею выстрелили в спину, пуля вошла в область сердца. Они оба погибли. У Андрея был броник советского образца, так называемая черепашка, сшитая из пластин с мешочками. В месте, куда угодила пуля, этого мешочка не было вообще. У Андрея осталась жена и двое детей», — рассказывает Зеленюк.

«Выдали стерильные салфетки времен СССР»

На вопрос о проблемах врачей в зоне АТО Александр Зеленюк отвечает: «Во-первых, плохая координация медслужбы: мимо нас проезжали БТРы с тяжелоранеными и даже не знали, что тут есть помощь. Когда я вышел с оружием на дорогу, и только тогда они о нас узнали. Медикаментов катастрофически не хватает. Стерильные салфетки расходятся, а от армии нам их выдали времен СССР. Некоторые инструменты я привез из дома. Мы и стерилизатор сами сделали: кипятим инструменты и сохраняем их в парах формалина».

По теме В Луганске за сутки погибли трое мирных жителей и 10 ранены

По словам Зеленюка, медикаменты в зону АТО возят исключительно волонтеры. «От армии сейчас ничего не приходит. Нам очень помогают волонтеры Иван Звягин, Татьяна Рычкова и медслужба штаба Нацсопротивления. Звягин лично привозит в зону АТО и медикаменты, и провизию, и гуманитарку», — говорит хирург.

Ранее сообщалось, что украинские силовики освободили три села на северо-запад от Донецка и ведут бои в Лисичанске. Уже освободили село Карловка Марьинского района, село Нетайлово и село Первомайское Ясиноватского района Донецкой области. Подробнее…

Тем временем, 23 июля, силы ДНР сбили два военных самолета сил АТО в районе города Шахтер (Донецкая область). Известно, что летчики катапультировались и остались живы. Продолжение…