Отправляясь воевать на восток, некоторые украинцы, чтобы не беспокоить родных, придумывают для них целые истории. Для достоверности даже фотографиями запаслись для родных. «Вести» разыскали таких зашифрованных солдат. Но в целях конспирации мы не указываем фамилии наших героев.

БОЙ С СУПРУГОЙ

Виктор М. из Днепропетровска улизнул от жены на войну. «Я в прошлом спецназовец, за плечами горячие точки. Недавно на пенсию вышел, устроился охранником. Но у меня ведь опыта побольше, чем у тех пацанов, которых отправляют на восток. А я что, дома отсиживаться буду? — эмоционально делится с нами Виктор. — Жена, естественно, не пускала, она и так натерпелась, пока я был в горячих точках. Так я ушел на войну и ничего не сказал. Как? Да просто я работаю неделю через неделю, охраняем склады под городом. Вместо того, чтобы на работу, пошел в армию. Когда жена схватилась и поняла, где я, было уже поздно. До сих пор не говорю ей, где я — в войсках или в батальоне». Виктор шутит, что ему еще предстоит один бой с супругой, когда вернется с войны: «Ох, и достанется же мне тогда!»

ДУМАЮТ, ЧТО РАБОТАЮ БАРМЕНОМ

Есть ребята, которые ухитряются воевать, и при этом их родные не знают, где они находятся. «Я сам из Донецка. Когда в апреле начало «трясти» область, уехал в Киев, мол, в столице спокойно и там я найду работу. В столице записался в один из добровольческих батальонов и уехал с ними. Вот уже три месяца я как бы работаю барменом в столице, а сам уже не один город вместе с ребятами освободил, на всякий случай наделал фоток в Киеве, чтобы мама смотрела на них и думала, что я тут, — говорит 20-летний пулеметчик с позывным Ник. — Я с балаклавой не расстаюсь, чтобы не засветиться в кадре журналистов. Пару раз был близок, друг меня узнал, хотя я был и в маске. Каждый день маме звоню, отчитываюсь, что со мной все в порядке. Бывает даже, когда на полигоне тренируемся, ребят прошу на пару минут перестать стрелять, чтобы сказать родителям, что у меня все хорошо. Я еще успел съездить в университет и сдать экзамены».

Парень говорит, что с нетерпением ждет, когда он поедет освобождать свой родной город: «А потом уже не будет смысла прятаться. Сейчас же нервы родителей дороже, буду обманывать до конца».

ШИФРУЮТСЯ

Похожая история и у Василия Л. Он со времен Майдана шифруется. «С февраля месяца я «на заработках» в Киеве. У меня только дочь есть, она беременна. Ей еще переживать за меня не хватало, — говорит 53-летний мужчина. — Дома, во Львове, я работал механиком. А теперь вот прошел подготовку, скоро на АТО уезжаю. Не знаю, будет сложнее, конечно, держать в секрете, где я нахожусь. СМСки буду посылать, чтобы во время разговоров выстрелы не были слышны».

Вместе с Василием готовится идти на войну и Степан с позывным Быстрый, он также львовянин. Правда, супруга Степана все же раскусила план побега на мужа войну. «По обрывкам моих телефонных разговоров с друзьями, которые уже на АТО, по тому, как я спешно старался уладить все дела, поняла, куда я собрался. Был скандал, но удержать не удалось дома, — говорит Быстрый. — Сыновьям (15 и 9 лет. — Авт.) и родителям решили все не говорить. Так что там уже супруга придумывает истории, как я на заработках в Киеве». Кстати, дома у Быстрого остался небольшой бизнес, который только-только начал развиваться. Он передал все дела партнеру, который также не знает, где напарник пропадает.