Родные бойцов 28-й отдельной гвардейской механизированной бригады доведены до отчаяния тем, что военных из части в Черноморском больше месяца назад бросили на произвол судьбы в зоне АТО.

Родители и жены рассказали «Вестям», что бригада уже несколько недель — в окружении.

«Сначала они были возле Саур-могилы. Разбомбили их из «Градов», все сгорело, все припасы. Они ели сырую пшеницу, которую собирали на полях, и ждали дождя, чтоб напиться из луж», — плачет мать военного Светлана Павлова.

Сейчас бойцы находятся в Амвросиевском районе, с припасами у них по-прежнему туго: «Звонила вчера (17 августа. — Авт.) вечером мужу, он сказал, что боеприпасов осталось на несколько шагов. Техника у них сгорела вся. С чем воевать?» — возмущается супруга майора Алена Галыгина.

В тему Порошенко заявил о перегруппировке сил АТО

По словам родных, сколько бойцов из 28-й находятся в зоне АТО, они точно не знают: «Двухсотые у них почти каждый день. Вчера сын сказал, что за один день девять двухсотых было. Сколько их всего там служит, толком непонятно. Недавно не могла сыну дозвониться, набрала его друга Костю. Он сказал, что все нормально. А потом на следующий день звоню сыну, а он говорит: «Мама, Кости больше нет», — с трудом сдерживает рыдания Светлана Павлова.

СРОКИ РОТАЦИИ НЕИЗВЕСТНЫ

Главное требование родных — провести ротацию бригады: «Наша 28-я выводила 79-ю, 72-ю, 24-ю и 51-ю бригады из сектора «Д». А кто теперь выведет их? Мы знаем, что на полигоне «Широкий лан» (возле Черноморского. — Авт.) готовятся резервные кадры для ротации. Вот только почему-то никто ничего не делает», — рассказывает мать бойца Наталья Афанасьева.

Родные военных (активистов около 100 человек) обвиняют в отсутствии ротации командира бригады Владислава Лещинского: «Он не хочет с нами общаться, мы вынуждены сидеть под воротами и ждать, когда он выйдет. Сказал нам, что там находится «непотриб» и пусть он там и гниет. Волонтеры отправляют ребятам помощь, мы собираем все что можем, а помощь к ним не доходит. Неужели обеспечением не должен заниматься командир, который, кстати, сейчас не в зоне АТО, а в Черноморском?» — говорит Алена Галыгина.

Впрочем, Лещинский все обвинения отвергает: «Решение о ротации зависит от руководства АТО. Есть решение о выводе 28-й бригады, но сроков вывода нет. Я встречался с родителями, они рассказали, какие проблемы с обеспечением, я буду выяснять, решать вопрос», — заверил нас комбриг.

Такую же информацию предоставили и в штабе: «28-ю бригаду действительно должны были вывести из зоны АТО в период с 16 по 24 августа. Однако из-за резкой смены оперативной обстановки в начале второй декады августа руководителем АТО принято решение и уточнены новые сроки. Подразделения 28-й ОМБР продолжают выполнять боевое задание», — сообщили в штабе.

Родные готовы решиться на крайние меры: «Мой сын говорит: «Мама, не думай, мы отсюда не уйдем, пацанов не бросим. Мы не дезертиры, мы под присягой, мы боремся за Украину и будем стоять до конца». Но у нас сердце разрывается, с нами по-человечески никто не говорит, мы поедем и заберем их оттуда. У них лекарств нет, после контузии — валерьянку, и снова в бой. Счет идет на часы, у них отстреливаться нечем», — плачет Наталья Афанасьева.

«У одного парня мама тяжело больна. Она не знает, что он в АТО, думает, что в Черноморском. Пожалуйста, не дайте ему погибнуть», — рыдает родственница военного и просит не фотографировать ее, чтобы мама бойца случайно не увидела снимок.

Кстати, родственникам решили помочь активисты организации "Совет общественной безопасности", пообещав отправиться к месту расположения 28-й бригады в ближайшее время, чтобы доставить помощь и узнать о ситуации.