Им всем всего по 23 года. Совсем мальчишки, они теперь воюют на востоке Украины. Некоторые из них уже отдали свои жизни. Мы задали им вопросы — что такое для них независимость и как они попали на войну.

"Отношение к стране, к флагу стало совсем другим"

Антон Виштал, 95-я воздушно-десантная бригада

Независимость для меня — это свобода и безопасность моих родных, которые живут в Киеве. Я сейчас воюю на востоке, чтобы они здесь могли жить спокойно. Вообще, я пошел в армию еще в октябре прошлого года — на контракт. Был в Крыму весной, потом нас сразу отправили на АТО. Я был на Карачуне, участвовал в освобождении Славянска, Краматорска, Степановки и Лисичанска. Потом нас отправили на границу, и я понял, что эта война — не с ДНР и ЛНР, а с Россией. Сначала я воспринимал это как работу, но потом, когда мы с ребятами побывали в боях, прикрывали друг друга, видели слезы мирных жителей, отношение к стране, к флагу стало совсем другим. После того, что я пережил, трудно не быть патриотом. Сейчас я в Киеве — нас привезли специально для участия в параде. Нас 120 человек — тех, кто приехал, и на параде мы называемся «батальон АТО». Сразу после шествия уедем обратно. О чем я мечтаю? Об отпуске, о том, чтобы увидеть маму. Она, кстати, думает, что я прохожу учения. Перед тем, как ехать обратно на АТО, пойду куплю себе желто-голубую ленточку.

«Боялся, что не смогу выстрелить в человека»

Артем Заец, командир отделения 1-й бригады оперативного назначения Нацгвардии

Я всегда был патриотом, и независимость для меня не просто слово. Сейчас я воюю за то, чтобы наша страна наконец-то стала свободной от всех других государств. Я — солдат-срочник, служу с весны 2013 года. Когда узнал, что меня отправляют на АТО, было страшно, а с другой стороны — очень хотелось поехать. Я боялся, что не смогу выстрелить в человека, но все произошло само собой. Нас обстреливали, и нужно было стрелять в ответ. Времени думать не оставалось. Сейчас мне тоже страшно, но я научился с этим жить. Стал более жестким, уверенным, требовательным к себе и людям. Конечно, очень хочется увидеть жену и пятилетнего сына, но придется терпеть. С женой каждый день созваниваемся. Она, с одной стороны, не одобряет мой выбор, а с другой — поддерживает и гордится мной. Я мечтаю о дне победы, о том, что мы, солдаты, будем идти по Крещатику и нас будут встречать, как героев, — с цветами и улыбками. Поскорее бы уже это сбылось.

«Когда вернусь с войны, сделаю предложение девушке»

Константин Шинкарев, Нацгвардия

Я родом из Луганской области. С тех пор как пошел воевать, со мной перестали общаться друзья. Созваниваемся только с родителями и любимой девушкой. Зато за это время я подучил украинский — половина роты у меня из Западной Украины, учусь у них. Страшнее всего за три с половиной месяца мне было дважды — когда еще в апреле нас захватил батальон «Восток». Я думал, что это конец, но повезло — они просто забрали наш автобус, потому что мы срочники. Второй раз был на блокпосту под Славянском. На нас шла колонна техники — танки, БТРы. Мы отстрелялись, но у меня остался шрам на лице. Все произошло так быстро, что я даже не знаю, от чего — может, осколок. Сейчас мне тоже часто бывает страшно — сижу, молюсь о том, чтобы война побыстрее закончилась, чтобы с ребятами и родными все было в порядке. Пообещал своей девушке, что, когда вернусь, сделаю ей предложение и мы поженимся. Только этим и живу.

«Может быть, в День независимости нас отправят обратно на восток»

Александр Осередько, Нацгвардия

Я полтора года на срочной службе. Полгода назад должен был вернуться домой насовсем. Сейчас я в Киеве, мы приехали забрать новые БТРы и снова поедем на восток. Меня никто не заставлял ехать на АТО, это было мое осознанное решение. Как может быть по-другому? Я же давал присягу, я солдат и должен защищать Родину. Независимость для меня — это возможность мне, моим родителям и друзьям жить так, как мы хотим, разговаривать на украинском или русском, неважно. Я родился в год, когда Украина получила независимость, и сейчас должен отстаивать ее свободу с оружием. Кстати, родители не знают, что я на войне. Скажу им правду, когда вернусь с победой. Не могу сказать, что АТО как-то изменила мое отношение к Родине. Я ее как любил, так и сейчас люблю. Жаль, что этот День независимости не получится отпраздновать. Встану в шесть утра, пойду на зарядку. Может быть, споем гимн, а может, в этот день нас отправят обратно в Донбасс.

«Четыре дня не дожил до праздника независимости»

Позывной «Аксен», батальон «Азов»

«Аксен погиб 20 августа под Иловайском. К сожалению, я даже не помню его настоящего имени — все называли его по позывному, — рассказал нам бывший замкомбата «Азова» по связям с общественностью Игорь Мосийчук. — Он не дожил четыре дня до праздника независимости. А ведь он родился в год, когда Украина стала свободной. Подорвался на гранате, осколок попал ему в глаз, мы не успели довезти его до госпиталя. Он родом из Луганска, ультрас футбольной команды «Заря». Он вырос в детском доме. Как только начался Майдан, сразу поехал в Киев. Потом уехал на АТО, был в «Азове». Его все любили — он был веселым, знал много анекдотов и был какой-то светлый. Аксен освобождал Мариуполь, уничтожил не одного сепаратиста. Он просто грезил тем днем, когда мы освободим, наконец, его город Луганск. Говорил, что готов воевать столько, сколько нужно, чтобы его родная земля очистилась от тех, кто убивает и грабит мирных людей».

День Независимости в Донецке "За украинский флаг и расстрелять могут"