Вместе с нашими военными тяготы войны на востоке Украины разделяют капелланы. Из всех уголков страны священники разных конфессий приезжают в зону АТО, чтобы божим словом и делом поддержать бойцов. «Вести» разыскали военных служителей церкви: они ходят в камуфляже, молятся за жизни солдат и исповедуют тех, кому пришлось убивать.

«От обычного солдата я отличаюсь отсутствием оружия»

Отец Максим Кролевский посвятил служению Богу жизнь. 31-летний полтавчанин семь лет обучался в духовной семинарии, затем четыре года провел в Папском университете в Риме, после стал греко-католическим священником. Служил в Полтаве и Донецке, теперь — в зоне АТО. «Украинцы часто воспринимают священников как тех, кто должен отпевать на похоронах, освящать дома и машины. Но задача священника в том, чтобы помогать человеку быть человеком: находить правду, понимать, что такое достоинство. Жить так, чтобы осознавать цель своей жизни», — говорит Кролевский.

Священник вспоминает, как стал капелланом-добровольцем: «В начале августа мне позвонил епископ, сказал, что из Донецка нужно вывезти одну нашу сестру, которая живет в Словакии. Я поехал. Для священника попасть в Донецк несложно. Другое дело — выехать. Но прорвались». После того, как доставил женщину в Словакию, священник вернулся в Полтаву и... отправился в зону боевых действий: «Уже больше месяца я нахожусь в АТО. Сейчас — в спокойном Славянске, а так — бываю на блокпостах и в лагерях военных. Например, был у наших ребят в поселке Дмитровка Луганской области. По ним работала реактивная система залпового огня «Смерч». Фактически все село, где они были, уничтожила эта система. Там я служил литургию, хотел остаться подольше, но военные сказали: «Отче, уезжайте, а то мы будем больше за вас переживать».

Священник говорит: чаще солдаты приходят исповедаться, просят молиться за их души или освятить нагрудный крестик. «Многие исповедуются впервые. И им неважно, что я греко-католик, а они, например, православные. Ребята говорят: «Отче, мы и сами не знаем, вернемся ли», — рассказывает отец Максим. Кролевский признается, что старается служить в церковной одежде, но в поле приходится надевать камуфляж: «По виду от обычного солдата я отличаюсь тем, что нет оружия. А так, у меня есть и форма, и бронежилет, и берцы. А как иначе? Тут должна быть удобная одежда».

У капелланов-добровольцев в зоне АТО есть даже свое поверье: если где-то возле бойцов находится священник, значит, все вернутся живыми. «И это правда. Мои всегда возвращаются. Там, где священники, потери если и есть, то минимальные», — подчеркивает Кролевский. Его многие военные спрашивают о божьих заповедях, о том, не грех ли убивать. На этот счет отец Максим категоричен. «Наши солдаты входят в дилемму со своей совестью. Но есть доктрина справедливой войны. Если дипломатия и переговоры не действуют, а на твою страну нападают, то защищать родину — святая обязанность», — уверен священник.

Слушать боль и сострадать

42-летний капеллан из Александрии на Кировоградщине Виталий Квитка в зону самих боевых действий не заезжал. Протестант-пятидесятник оказывает психологическую помощь в тренировочных лагерях для военных, куда доставляет гуманитарную помощь. «С военными я больше работаю как психолог. Богослужений как таковых не провожу — по протестантским канонам у меня нет на это права. Но хочется следовать по пути, как мать Тереза: слушать боль военных и сострадать им. На днях вернулся из тренировочного лагеря на юге Украины. Оттуда ребят отправили на АТО, а до этого они делились со мной своими переживаниями. Их мамы попросили поддержать ребят», — говорит капеллан.

«Капелланов берут в армию как солдат»

От общественной организации «Украинское капелланство» на АТО сейчас находятся с десяток капелланов. Ее вице-президент Павел Царевский говорит: в АТО у них нет статуса, поэтому служат на волонтерской основе: «Приказ и положение (о капелланах, которое приняли в Минобороны. — Авт.) носят лишь рекомендательный характер, и взять на работу их могут лишь как солдат».

Тем временем В ЛНР и ДНР собираются создать общую армию

Ранее сообщалось, что на военной карте появился новый котел, в который попали тысячи украинских силовиков. По данным «Вестей», очень большая группировка сил ВСУ - более пяти тысяч человек попала в окружение под Дебальцево. Подробнее…

В то же время ночь с 16 на 17 сентября в Донецке прошла относительно тихо, в некоторых районах по сообщениям жителей раздавалась звуки выстрелов из стрелкового оружия. Боевики в основном ведут огонь по блокпостам и опорным пунктам из минометов, а также из артиллерии и реактивных систем залпового огня, танков и стрелкового оружия. Продолжение…