Пока в Киеве обсуждали принятый закон об особом статусе отдельных районов Донбасса и как установят их границы, республиканцы заявили, что замкнули котел Макеевка — Горловка — Енакиево (в окружении оказались 2,5 тысячи военных, правда, им удается прорываться), а также зажали крупную группировку войск под Дебальцево. Правда, в СНБО заявили, что сохраняют контроль над Дебальцево, но ситуация критична — для отступления остается только трасса в направлении Артемовска и та под постоянным обстрелом. Целесообразность нахождения военных в Дебальцево и в Донецком аэропорту поставил под сомнение вчера военный эксперт Дмитрий Тымчук. По его мнению, в Дебальцево мы рискуем получить второй Иловайский котел, а удерживать аэропорт нет смысла. Тем более, что боевики уже окончательно не собираются соблюдать перемирие и в ДНР заявили, что выборы в местные советы 7 декабря (это предусмотрено законом об особом статусе отдельных районов Донбасса) проводить не собираются, так как у них есть свой «парламент», а принятие закона может стать лишь началом переговоров. Ну а пока идут переговоры, силы ДНР/ЛНР пытаются расширить подконтрольную себе территорию.

Север Луганщины остался без света

Если появление новых котлов подтвердить пока сложно, то бои под Ясиноватой (от города отошли украинские силы), Авдеевкой и Донецким аэропортом — очевидная реальность. Правда в аэропорту у украинских войск сильные укрепления, и вряд ли его захватят в ближайшее время.

А вот в городе Счастье (к северу от Луганска) ситуация критическая. Город атаковали силы ЛНР и огнем артиллерии вывели из строя Луганскую ТЭС, которая обеспечивает электроэнергией большую часть области. Как рассказал «Вестям» начштаба батальона «Айдар» Валентин Лихолит, город обстреляли из минометов. Электроснабжение вырубилось во всей северной части области. Без света осталось более 1 млн человек, в том числе, по данным энергетиков, обесточена 21 шахта, из которых горняки до сих пор не могут подняться на поверхность. Также вчера прошли слухи о начале боевых действий в районе давно освобожденного города Лисичанска. Не исключено, что ЛНР попытается его отвоевать.

Бартер вместо денег

Тем временем в тех местах, где нет войны, у людей уже другие проблемы — денежные. Денег нет вообще. В последние месяцы работникам бюджетной сферы перестали платить зарплату (исключение Донецк). А пенсионерам предлагают ехать на подконтрольные украинским властям территории Донецкой области и переоформлять пенсии.

Поэтому закон об особом статусе части территорий Донбасса, где содержатся обязательства Украины по-прежнему финансировать регион, здесь восприняли с надеждой на то, что ситуация с зарплатами стабилизируется.

Ну а пока денег тут нет ни у кого. Даже тем, кому их все еще перечисляют на карточки, снять их практически невозможно. В Донецке, например, работают банкоматы лишь Ощадбанка. «В них еще и деньги не всегда бывают. А в очередях стоят люди с картами и из других банков, с которых за обналичку Ощадбанк берет 2,5%», — говорит дончанка Светлана. Именно из-за проблем с наличкой в зоне АТО появилась новая услуга: вам обналичат деньги на карточке в любом городе, но за определенную сумму (обычно за 10%). «Переводите деньги на карту, которую принимают банкоматы в городе. Ее хозяин снимает деньги с карты и передает вам», — сообщила Елена, которая занимается обналичиванием в Донецке. Еще один способ выкрутиться — обменяться в супермаркете. Обладатель карты с деньгами поджидает покупателя, который хочет расплатиться наличкой. «Безналичник» расплачивается за покупателя картой, а взамен получает нал.

Мнение жителей Донбасса о законе об особом статусе

Жители Донбасса на новость об особом статусе отреагировали по-разному. Проукраински настроенные дончане, которые уехали из региона, в шоке — они понимают, что теперь их возвращение на родину откладывается на неопределенное время.

«Нас грабили, унижали, убивали, разрушали дома, а теперь это признают законным. Чем Украина лучше тогда ДНР, ЛНР? И теперь мы должны этих титушек признать за народную милицию?» — говорит дончанка, которая бежала в Киев. Те же, кто находится на родине, оценивают закон чаще положительно. «Самое главное — это первый реальный документ, шаг навстречу Донбассу. И этот документ может принести мир, стабильность в выплате пенсий, зарплат медикам (моя дочь работает медсестрой и ей не на что жить). Моя семья очень устала от войны. Пусть будет мир хотя бы на таких условиях», — говорит пенсионер Степан из Донецка.

Луганчанка Маргарита Рожкова поддерживает: хорошо, что прекратится стрельба, мародерство, анархия, но тогда Украине не видать членства в ЕС, потому что Донбасс наложит вето. И еще обидно за тех ребят, которые положили жизни, — получается, что просто так...

«Очень хочется, чтобы наконец-то был мир. Но я боюсь, что никакой закон его уже не принесет — у людей накопилось слишком много ненависти. Если бы сразу приняли такой закон, тогда бы не было этих смертей и этого ужаса. А сейчас люди уже не помирятся. Бои не прекращаются, везде много техники... Я думаю, война продолжится», — вздыхает Наталья из Луганска.

В тему Вокруг оккупированных районов Донбасса создадут полосу безопасности