Надежды на меморандум, принятый в ночь с пятницы на субботу контактной группой в Минске, оказались завышенными. Всего в документе девять пунктов, и за двое суток стороны так и не приступили к их реализации. Означает ли это, что война продолжается?

ФАЛЬСТАРТ

Первый, и главный, пункт: прекращение огня обеими сторонами, запрет на любые боевые, в том числе наступательные, действия. Между ДНР/ЛНР и украинскими войсками закрепляется граница по линии фронта на момент 19 сентября. Обе стороны должны отвести артиллерийские орудия (калибр более 100 мм) на 15 км вглубь контролируемых ими зон. В образовавшейся 30-километровой «зоне безопасности» начинают работать наблюдатели ОБСЕ, их количество увеличивается с 300 до 500 человек. Стороны прекращают любые полеты (кроме беспилотников ОБСЕ), начинают работы по разминированию. Последний пункт: вывод из Донбасса всех иностранных наемников.

Сразу после подписания меморандум похвалили и ДНР/ЛНР, и ОБСЕ, и Россия. А в субботу украинские военные даже оставили три городка в Донецкой области — Ждановку, Розовку и Южнокоммунаровск. Сначала спикер информцентра СНБО Андрей Лысенко объяснил это выравниванием линии фронта и укреплением силовиков на новых рубежах, но потом уточнил: военные отошли, чтобы не попасть в окружение. «Отводить вооружение будем только одновременно с террористами и российскими военными. Пока что обстрелы сил АТО продолжаются», — пояснил Лысенко. Отказались утвердить документ и на совместном заседании «верховных советов» ДНР и ЛНР. «Украинцы готовят новый виток военной эскалации. Об этом говорят разведданные», — сообщил один из лидеров сепаратистов Павел Губарев. В качестве аргументов привел переговоры о покупке оружия и отказ обменивать ключевых военнопленных.

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС — ГРАНИЦА

«Стреляют с обеих сторон — мы видели, как дымил донецкий химзавод. И так будет до тех пор, пока в зоне АТО будут оставаться радикалы, парамилитарные соединения, которые отказываются подчиняться, — пояснил политолог Кость Бондаренко. — Главный камень преткновения — территориальный: ДНР/ЛНР и Россия пытаются расширить зону влияния на всю территорию областей или как минимум на Мариуполь, Лисичанск, Северодонецк, Краматорск и Славянск. Киев же признает «особый статус» лишь за той территорией, которую сейчас контролируют сепаратисты, и отступать не намерен. Спокойствия не будет, пока стороны не придут к компромиссу по этому вопросу. А если не придут, боевые действия развернутся с новой силой».

По мнению политолога Михаила Погребинского, вряд ли будет реализован даже пункт об отводе тяжелой артиллерии и создании 30-километровой зоны. Ведь это означает, например, что Украине придется отвести все тяжелое вооружение из Мариуполя, что будет равнозначно фактической сдаче города.

Тем более что есть и еще одна, техническая, проблема. Дальность действия артиллерии — 125-миллиметровых гаубиц и 122-миллиметровых пушек — действительно достигает 10–15 км. А вот залповые системы «Град» и «Ураган» бьют на все 40 км. «Сейчас линия фронта стабилизировалась. Если отведем артиллерию, наша пехота останется без прикрытия, поскольку у нас, в отличие от противника, нет ни спутникового наведения, ни беспилотников — и мы не сможем эффективно использовать системы залпового огня, — пояснил военный эксперт Анатолий Павленко. — Тогда сторона ДНР получит явное преимущество, которое позволит ей легко пройти вглубь на эти 15 км и выйти прямиком к нашим окопам».

«Не нравится, сдали мандат — и на фронт!»

Все большими слухами обрастает речь Порошенко на закрытом заседании в парламенте Украины, когда он убеждал депутатов проголосовать за Закон об особом статусе для отдельных территорий Донбасса. Якобы он поведал там шокирующие данные о количестве потерь украинских войск.

Как сообщил «Вестям» один из депутатов, речь президента действительно была жесткой. «Порошенко начал грозно, — рассказал нам депутат. — Цифр он привел немного, но они произвели угнетающее впечатление. По словам Порошенко, 57% украинской военной техники уничтожено, а оставшаяся либо дышит на ладан, либо ее нечем заправлять. Во время августовского отступления в плен попали 1800 украинских солдат, и, если мы не пойдем на перемирие, ситуация станет еще хуже. После этих слов свободовцы и Ляшко стали возмущаться, чем вывели президента из себя. «Не нравится, сдали мандат — и на фронт! — закричал он. — Если дальше так пойдет, мы потеряем Мариуполь, Бердянск и Запорожье!» После этого возмущение в зале стихло и прошло голосование».

Кстати, схожую риторику президент использовал и вчера во время интервью нескольким телеканалам. Порошенко заявил, что если бы парламент не принял амнистию и особый статус Донбасса, то страна могла бы лишиться поддержки международных организаций. «Один из сценариев: на Украину возложили бы ответственность за срыв мирных переговоров», — сказал Порошенко. Он признал, что выиграть войну военными методами невозможно.

«Войну в Донецке и Луганске выиграть исключительно военными методами невозможно. Кому-то кажется, что мы сейчас возьмем 3–4 батальона, сконцентрируем бронированный кулак, накроем артиллерийской поддержкой, пошлем вперед спецназ, ликвидируем или подорвем органы управления — и нам все удастся. Неправда. Нам этого сделать не дадут. Чем больше там будет батальонов или бригад украинской армии, тем больше там будет войск РФ», — сказал Порошенко.

Он заявил, что считает переговоры с Владимиром Путиным результативными. «У нас были две очень долгие беседы и очень долгий разговор в Минске». Также, по его словам, к переговорам с Путиным будут привлечены представители США.были две очень долгие беседы и очень долгий разговор в Минске». Также, по его словам, к переговорам с Путиным будут привлечены представители США.