«Режим тишины» нарушили в 10 утра. В Киевском районе Донецка снаряд взорвался рядом с автобусной остановкой: погибли 6 человек, ожидавшие транспорт, еще двое сгорели в подъезжавшей маршрутке №17. «Перед обстрелом на остановке стояли двое пожилых мужчин, женщина с коляской. Когда все начало взрываться, она выхватила ребенка и побежала через дорогу — спаслась чудом, — рассказал Вадим, свидетель трагедии. — А из автобуса один мужчина успел выбраться, потом все накрыло минами».

Обстрел продолжился. Снаряды попали в здание школы №57: погибли трое случайных прохожих, еще 8 человек ранено. «Детей спасли учителя — вывели в подвал. И это в День знаний (начало занятий в Донецке и Луганске перенесли на месяц)», — сказали на станции скорой.

Откуда именно прилетели снаряды РСЗО «Ураган», неясно. По одной версии, стреляли украинские военные с аэропорта. По другой — ДНР.

В тему В МВД зарегистрировали больше тысячи неопознанных тел с Донбасса

Хотя бои вокруг аэропорта на самом деле вчера шли очень интенсивные, и украинская сторона отстреливалась.

Сама атака на аэропорт началась около полудня — после артподготовки. «Сначала обстреляли позиции украинских военных из «Градов». Потом попытались штурмовать, используя военную технику. Но территория подконтрольна силам АТО», — сказал спикер информцентра СНБО Андрей Лысенко.

В то же время «премьер» ДНР Александр Захарченко сказал, что контролирует порядка 90% территории, не считая зданий старого терминала. Но, по данным «Вестей», гостиница «Полет» и здание милиции — до сих пор на нейтральной полосе.

Сливают Кривбасс и Полтаву

Работа следственной комиссии по событиям в «Иловайском котле» началась со скандала. Минобороны настаивает на максимальной секретности: по словам депутата Андрея Сенченко, гриф «Для служебного пользования» есть даже на списке погибших и награжденных. В итоге, когда депутаты отказались закрывать заседание для прессы, министр Валерий Гелетей хлопнул дверью, потребовав «предметного общения». В итоге члены ВСК решили-таки допросить генералов Петра Литвина и Руслана Хомчака, которые руководили АТО в «секторе Д» (к нему относится Иловайск).

«Секретность связана с большими потерями, о которых не хотят рассказывать Минобороны и МВД. Сложно представить возмущение, когда достоянием общества станут цифры погибших», — сказал «Вестям» замком «Айдара» Валентин Лихолит.

Тем временем по самим добровольцам нанесли удар. Накануне Арсен Аваков заявил о роспуске одного из батальонов за «необратимые процессы — мародерство и отсутствие дисциплины». По словам советника министра Антона Геращенко, речь идет о батальоне «Кривбасс», который подчиняется Минобороны.

А губернатор Луганской области Геннадий Москаль обратился к Минобороны с просьбой расформировать еще один, Харьковский, тербатальон. «Четверо нетрезвых военнослужащих в камуфляже с АК вошли в ресторан «Два кума» в Северодонецке. Начался конфликт, открыли стрельбу. Обстреляли и милиционеров, потом заскочили в чужой УАЗ и скрылись», — пояснил Москаль. Под ударом — Криворожский батальон: его также намерены расформировать, о чем заявил его «куратор» Николай Колесник. «Мы знаем о таких планах: начнут с мелких батальонов, потом до нас доберутся. От изначального состава «Кривбасса» осталось человек сто штабных, остальные легли под Иловайском, — сказал нам один из бойцов батальона. — Ребята, если распустят, пойдут по другим батальонам».

«На самом деле батальоны повально обвиняют во всех грехах, чтобы дискредитировать и в перспективе расформировать. На каждый заводят уголовные дела: «Айдар», например, обвинили в мародерствах и продаже людей. Такие же обвинения — и у других батальонов. Нас хотят нейтрализовать, чтобы избежать проблем в будущем, когда завершится АТО», — считает Лихолит.

Бойцы еще одного, Полтавского, тербатальона вчера приезжали в Киев — требовать от главы МВД вернуть прежнее командование. «Новый комбат, Валерий Кива, с ребятами не сработается — они знают его как нечестного человека, который дома, в Полтаве, занимался нечистыми на руку делами, — сказал «Вестям» местный правозащитник, полковник МВД в отставке Василий Ковальчук. — Знаю, что по окончании АТО он уже придумал батальону задачу — «держать» полтавский трубопровод».