После подписания минских соглашений в зоне АТО стал работать Общий центр по мониторингу прекращения режима огня. В него входят представители Украины, России и ОБСЕ. Также есть представители ДНР и ЛНР. Стороны уверяют: после полного соблюдения режима тишины можно будет отвести от линии разграничения на разное расстояние артиллерию, обустроить буферную зону, а значит, закончить войну на востоке страны. Наш корреспондент побывала в центре и пообщалась с разными сторонами конфликта.

«Донецк и Луганск — украинские»

Генерал-лейтенант, заместитель начальника Генштаба Вооруженных сил Украины Юрий Думанский рассказал «Вестям» о работе в мониторинговой группе и сложностях, которые мешают остановить эскалацию конфликта.

— Как устроена работа мониторинговой группы?

— Это координационный центр, миссия, совершающая мониторинг выполнения пунктов меморандума, который был подписан 19 сентября в Минске тремя сторонами — ОБСЕ, Украиной и Россией. Мы развернули систему координации и мониторинга на территории Донецкой и Луганской областей.

— Сколько представителей сторон входят в мониторинговую группу?

— Со стороны Российской Федерации — 76 военнослужащих во главе с генерал-лейтенантом Ленцовым Александром Ивановичем. С нашей стороны — 125 военнослужащих. Это те, кто принимает непосредственное участие в миссии, группа обеспечения, группа охраны, транспортная группа и т. д. Дополнительно должны включиться в работу представители миссии ОБСЕ в Украине. Согласно меморандуму, мы разделили территорию на соответствующие сектора и участки. Есть 4 сектора и 16 участков.

— Как принималось решение о том, где будет проходить линия буферной зоны?

— Наша группа этим не занимается. В меморандуме четко указано, что линия разграничения устанавливается по линии столкновения ДНР, ЛНР и Украины на 19 сентября. Дальше есть соответствующие условия, которыми занимаются политики. Наша задача — прекратить огонь. После этого мы будем формировать буферную зону — 15 км как с одной, так и с другой стороны. Также будет отвод артиллерии — все, что свыше калибра 100. На разных участках отвод артиллерии разный — от 15 до 120 км. Отвод будет одновременный, по установленному сигналу. Развернутые группы будут контролировать, как выведена артиллерия, что осталось в обозначенных районах. Это 16 групп — по восемь с каждой стороны, они уже работают. В составе группы РФ есть представители ДНР, ЛНР.

[video-gallery:clip id="557790" width="580" height="326"]

— Будет ли граница на линии разграничения?

— Я считаю, что Украина — единое и целостное государство, Донецкая и Луганская области входят в состав Украины. И наша государственная граница — это граница между РФ и Украиной.

— А что говорят на этот счет представители РФ?

— Они тоже так говорят, что Донецкая и Луганская области являются украинскими.

— А зачем тогда эта буферная зона, линия разграничения?

— Буферная зона — это временно, для того, чтобы мы могли прекратить огонь, остановить провокации. Любая война заканчивается переговорами. Любая война заканчивается миром. Украине нужен этот мир.

— Как быть с ситуацией в Донецком аэропорту? Мы сдадим аэропорт?

— Нет, это неверно. В аэропорту и Песках будут нести службу подразделения. Есть для этого вооружение, которое позволяет им выполнять свои боевые задачи.

— А Донецкий аэропорт и Пески входят в буферную зону?

— Донецкий аэропорт подконтролен силам, которые участвуют в операции АТО. И по картам так же. Это наша территория — Пески и аэропорт. У них достаточно сил и средств для выполнения задач без артиллерии. Артиллерия будет отводиться с обеих сторон одновременно.

— Кто может дать гарантии, что после отвода артиллерии неподконтрольные никому группы боевиков не будут стрелять?

— Однозначно ответ сложно дать — кто даст, а кто не даст гарантии. Но есть как военные, так и политические руководители, которые будут на это влиять.

«Снизьте градус напряженности»

Генерал-лейтенант, заместитель командующего Сухопутных войск Вооруженных сил Российской Федерации Александр Иванович Ленцов (в АТО он представитель РФ):

- Несмотря на договоренности, в Донецком аэропорту продолжаются столкновения...

— Стороны взаимно обвиняют друг друга. ДНР обвиняет Вооруженные силы Украины, что они первые начали стрельбу. Вооруженные силы обвиняют ДНР. Прежде всего нужно не предъявлять взаимных претензий друг к другу, а выполнить первый пункт, подписанный всеми сторонами — прекратить огонь. Это позволит сохранить жизни людей. Чтобы огонь прекратился, подразделениям, которые находятся друг напротив друга, стоит набраться выдержки. К примеру, появляются танки и БМП с украинской стороны? Мы с Юрием Анатольевичем (генерал-лейтенантом Думанским. — Авт.) не раз убеждались в этом. Нам говорят, что это подвозят продовольствие, медикаменты, эвакуируют раненых. Раз так, то пусть на открытых машинах подвозят продовольствие, пусть эвакуируют раненых по необходимости.

Тем временем За время перемирия погибли 68 военных и 51 мирный житель

— Открытые машины, особенно в районе аэропорта, — это верная смерть.

— Вы так видите это. А главное — нужно снизить градус напряженности. Как только снизится градус, который очень здорово поднимается в первую очередь средствами массовой информации, станет проще. Я бы хотел услышать и увидеть в средствах массовой информации прежде всего ту помощь, которая несет мир. Вооруженные силы Украины, представители РФ, представители ДНР, ЛНР работают над вопросом прекращения огня. Это действительно так. Каждый день мы чувствуем, что понемногу продвигаемся вперед. И надеемся, что огонь будет прекращен и после этого будут выполнены остальные положения меморандума.

— А какая сторона чаще нарушает режим тишины?

— В среднем 50–60 раз в сутки фиксируем нарушения. Сегодня ночью (в ночь со среды на четверг. — Авт.) не было нарушений. Обе стороны нарушают, по 5–7 обстрелов с разных сторон.

«Стреляют, потому что у людей нервы на пределе»

Дехтяр Игорь Андреевич, представитель ЛНР в рабочей группе Общего центра:

— Кого вы представляете на переговорах? ЛНР уполномочило вас?

— Скажем так: я — гражданский человек. Да, я уполномочен.

— Почему не прекращаются обстрелы?

— Проблема в том, что у людей нервы на пределе. И только кто-то что-то скажет или где-то выстрелит — и все, начинается стрельба.

— А то, что произошло недавно в селе Бахматовка Луганской области, — это тоже нервы сдали? Ваши взяли в окружение представителей украинской армии, накрыли их «Ураганами».

— Вот вы говорите, что их накрыли «Ураганами», а вы представляете себе, что такое «Ураган»? Один заряд «Урагана» — это огромная площадь поражения. Нужно снимать градус напряженности.

— Но ведь на блокпостах со стороны ЛНР под Бахматовкой и в других районах просматриваются и БТР, и минометные батареи.

— В Бахматовке стоит четыре танка с украинской стороны и до 80 человек. Нам так докладывают. Я поверю только тому человеку, который будет стоять на блокпосту, и, когда начнется стрельба, все будет задокументировано.

— По вашему мнению, есть неконтролируемые группировки, которые нарушают режим тишины?

— По моему личному убеждению, да, наверное, есть такие группировки. Они могут никем не контролироваться или, может быть, хотят показать, кто главнее в этом конфликте, кто чего стоит в этой жизни. Может быть, и такие люди есть.

— Со стороны ЛНР все-таки находятся военные?

— Нет, военных нет, все гражданские люди, взявшие оружие.

— На танках с оружием тоже гражданские?

— А вы думаете, что эти люди на танках в армии не служили? Как нам говорят, танки отжали у противоположной стороны