События на востоке страны поставили тысячи местных жителей перед выбором: как жить дальше. Но, пожалуй, в наиболее сложных условиях оказались владельцы бизнеса, ведь на них, помимо заботы о благополучии собственной семьи, лежит ответственность за сотрудников, и сердце болит за дело, которому многие посвятили всю жизнь.

Вывезти свой бизнес из зоны АТО удалось далеко не всем. Чем крупнее предприятие, тем больше сложностей с переездом. «В самом худшем положении оказались крупные бюджетообразующие компании, их вывезти практически нереально», — делится директор предприятия, изготавливающего оборудование для промышленности.

Те же, у кого получилось, не спешат афишировать успех. Рассказывать о себе соглашаются лишь на правах анонимности. «С одной стороны, мы заинтересованы в рекламе, украинцы очень хорошо относятся к переехавшим, поддерживают, — признается руководитель завода по производству арахисового масла из Донецка Владимир К. — Но мы не уверены, что новости о переезде хорошо воспримут наши, донецкие». «Мы не афишируем свой переезд, работаем втихую, — подтверждает слова коллеги и другой предприниматель, который переехал с сотрудниками в Центральную Украину и там возобновил работу предприятия. — В ЛНР не обрадуются тому, что мы не платим налоги в «местный» бюджет».

При этом, по словам бизнесменов, власти самопровозглашенных ДНР и ЛНР не церемонятся с теми, кто принял решение вернуться и пополнять «казну» «народных республик». «Наш коллега пробовал вернуться — он был настроен позитивно. Рассуждал так: ну да, так получилось, но жизнь продолжается, надо кормить людей, которые там остались, давать им работу. Он приехал в Луганск, возобновил работу своей компании, но через несколько дней попал в застенки сепаратистов. Его били, пытали... После этой поездки его мнение резко поменялось. Говорит: «Больше туда не вернусь», — рассказывает директор предприятия из Луганска, пожелавший остаться неизвестным.

На новом месте устроиться порой тоже нелегко. Особенно жалуются предприниматели на сложности с перерегистрацией бизнеса. «Чтобы зарегистрироваться в местных налоговых органах, необходимо получить временную прописку. Как это сделать — доступного и понятного механизма нет. Органа, координирующего этот вопрос, тоже. Нас футболят из одной инстанции в другую. Государство, по идее, должно быть заинтересовано в официальной регистрации, ведь тогда компании смогут платить налоги, но проблема не решается», — жалуется приехавший из Донецка частный предприниматель Михаил Крестовский.

ЧЕТЫРЕ ГРУППЫ

Если описывать ситуацию в целом, то предпринимателей из зоны АТО можно разделить на четыре основные группы. Первая — те, кто увез семьи в мирные области, законсервировал бизнес, распустил персонал и ждет дальнейшего развития событий. Этот сценарий — самый распространенный среди предприятий ресторанного бизнеса. «Рестораторы из Донецка, с которыми я общалась, сейчас пережидают. У большинства нет финансовых возможностей, чтобы открыть дело заново», — рассказала нам директор КА «Ресторанный консалтинг» Ольга Насонова.

Часть бизнесменов, имевших финансовые запасы или возможность взять кредит на выгодных условиях, выехала и приобрела схожий бизнес на новом месте жительства. «Большое количество предпринимателей из Донбасса, переезжавших в центральные и западные регионы, летом подыскивали себе бизнесы, аналогичные тем, которые потеряли на востоке», — рассказал директор компании «Агентство Готового Бизнеса» Дмитрий Орлов.

Третья группа — бизнесмены, оставшиеся в городе по каким-то своим причинам. Персонал таких компаний переведен на удаленку. Представители этого сегмента ждут результатов парламентских выборов. «Начальство нам говорит: «После выборов видно будет, а пока работайте из дома», — рассказал нам житель Донецка Александр Первинский, сотрудник компании, продолжающей свою деятельность.

И последняя категория — те, кто перевез свой бизнес на территорию, подконтрольную Украине, и восстанавливает его работу. Истории таких бизнесменов мы и представляем читателям.

«КЛИЕНТОВ ПРИВЛЕКАЮТ НАШИ ВЫПУСКНИКИ»

Михаил К., директор сети студий по изучению иностранных языков с центральным офисом в Луганске, о переезде в другой регион задумался после так называемого «референдума» о ДНР и ЛНР. «Переезд начали в июле, когда стало понятно, что под контроль Украины в ближайшее время эта территория не вернется. У нас было три филиала в Луганске и один в Донецке. Общий коллектив — человек 40», — рассказывает руководитель. Для части сотрудников компания открыла дополнительные вакансии в харьковском филиале. Для тех, кто решил обосноваться в столице, открыли офис в Киеве. Некоторые сотрудники уехали в другие города и даже страны. «Многие просто не справились с ситуацией — не выдержали. Один преподаватель — кандидат наук — уехал в Арабские Эмираты работать продавцом одежды в магазине. Двое уехали в Чехию», — говорит Михаил.

Одна из главных проблем, с которой столкнулся предприниматель, — невозможность уволить бывших сотрудников, по документам они продолжают работу. «То есть, мы должны платить за них налоги все эти 4–5 месяцев, а это приличные суммы. Уволить не можем, потому что не работают центр занятости, фонды страхования, соцзащиты и налоговые органы в Донецке. А их представительства в других городах не имеют права решать вопросы донецких предпринимателей», — сетует Михаил.

Зато ему удалось перевезти в Киев часть офисного имущества: «Из Донецка вывезли примерно две трети оборудования и мебели. Из Луганска не удалось вывезти ничего. И мы каждый день готовимся к плохим новостям: что отберут все, включая помещение». На налаживание работы в столице ушло полтора месяца. «В августе мы уже открылись. Клиенты идут — мы даем рекламу в интернете. Плюс, мы на рынке более 10 лет. И выпускники прошлых лет, которые переехали и работают в Киеве, рекомендуют нас знакомым», — говорит бизнесмен.

«УЕХАЛА САМА, НАЛАДИЛА БИЗНЕС, ПОТОМ ПЕРЕВЕЗЛА СЕМЬЮ»

Анна А., хозяйка швейной мастерской в Луганской области, переехала в Черновцы. Решение перевезти бизнес созрело еще весной. «Впереди был сезон школьных форм. Подумали, что здесь получим меньше прибыли — сезон пропадет. А на него приходится приличная часть годового заработка», — говорит предпринимательница.

«Была мысль переехать в Харьков — я там училась на дизайнера. Но там аренда дорогая, да и связи с друзьями были практически потеряны», — говорит женщина. В Черновцах у Анны были родственники — двоюродная сестра с мужем, которые согласились принять ее на первое время. «Я переехала сама, сняла маленькое помещение под мастерскую. Самое дешевое, которое было. Предлагала переехать и своим девочкам-швеям — у меня работали пять человек. Но они все разъехались по разным городам», — говорит Анна.

Женщина наняла работников на новом месте, зарплаты предложила даже ниже, чем платила своим — экономила каждую копейку. «Первое время было сложно раскрутиться: размещала объявления в интернете, в местных газетах. Но потихоньку заказы пошли, сезон школьных форм, на который рассчитывала, закрыли нормально — на процентов 60–70 от прошлого года. Ни разу не пожалела, что уехала. Мои бывшие конкуренты из Луганской области (я иногда с ними переписываюсь) терпят сплошные убытки», — говорит предпринимательница.

Обосновавшись, Анна перевезла семью — ребенка и мужа. Он пока не нашел работу по специальности. «Дома он работал оценщиком в ломбарде. Тут же пока подрабатывает сторожем в магазине, днем помогает мне принимать и доставлять заказы», — говорит женщина.

«ОТ НАШЕГО БИЗНЕСА ОСТАЛОСЬ ВСЕГО 10%»

«Наше предприятие решило покинуть Донецк, когда стало понятно, что регион превратился в «сомалийскую зону», — рассказывает Виталий Г., директор компании по производству и ремонту деталей и механизмов для промышленных комплексов и предприятий. — Сотрудники уезжали из города в разное время, в зависимости от того, когда решали личные дела. Я выехал 6 июля. Сотрудники разъехались кто куда: кто в Киев, кто во Львов, кто в Крым. В Донецке почти никого не осталось». В числе тех, кто не смог покинуть город, — бухгалтер предприятия. Женщина не имеет возможности выехать из-за отца-инвалида. «Но она продолжает работать у нас удаленно, по интернету», — объясняет руководитель. Впрочем, дистанционно работают все сотрудники компании: «Мы выступаем координаторами, выбираем подрядчиков и заказываем разные «узлы» деталей на разных предприятиях».

Главная проблема компании состоит в том, что основными ее заказчиками были Ясиновский коксохимический завод, Енакиевский металлургический завод, Алчевский меткомбинат. «Они или разрушены, или по другим причинам не могут работать. Остались случайные, мелкие заказчики. Фактически от нашего бизнеса осталось процентов 10», — говорит Виталий.

Сам он переехал в Киев: «Здесь у меня живут взрослые дети. Для возвращения в Донецк я не вижу ни возможностей, ни перспектив. Планирую искать работу, возможно, присоединюсь к команде кого-то из наших партнеров».

«ВЫВЕЗЛИ ОБОРУДОВАНИЕ, А ЛЮДЕЙ НЕ СМОГЛИ ЗАБРАТЬ»

Донецкое предприятие по производству арахисового масла тоже начало переезд в июле. «Начались бомбежки, работать было невозможно. Другого выхода не видели», — рассказывает директор предприятия Владимир К. Было принято решение обосноваться в одном из городов Хмельницкой области, там у руководителя компании были родственники.

Переезд стал достаточно сложным и затратным делом. «Изначально производственные мощности располагались в районе аэропорта — там постоянно шли бои, поэтому вывозить оборудование было сложно, но у нас получилось», — говорит директор. По его словам, забрать с собой сотрудников компания не смогла: «Вывезти людей из одной области в другую, расселить их — слишком затратное занятие. К тому же многие отказывались уезжать, потому что в Донецке семьи, родственники».

Чтобы наладить выпуск продукта на новом месте у компании ушло два месяца. «Сложно объяснять специфику производства, но переезд был равносилен тому, чтобы начать бизнес с нуля: наладка и выстраивание оборудования, поиск и обучение сотрудников — все это пришлось делать заново», — рассказывает Владимир. Сегодня штат предприятия насчитывает около 20 человек, в Донецке было около 30. Зарплаты новым сотрудникам оставили на том же уровне, какие были в Донецке.

«С клиентами было проще — практически все они остались с нами», — говорит Владимир. Компания сотрудничает с супермаркетами, а также реализует свою продукцию через интернет-магазин.

«МЫ ВЗЯЛИ КРЕДИТЫ, ЧТОБЫ ОБЕСПЕЧИТЬ СОТРУДНИКОВ ЖИЛЬЕМ В НОВОМ МЕСТЕ»

Крупному луганскому предприятию по производству женского белья в процессе переезда пришлось разделиться: часть сотрудников перевели в Днепропетровск, где у компании был свой филиал, часть — в Харьков (здесь раньше представительства не было). Оборудование вывезти не удалось.

Окончательное решение о переводе бизнеса было принято в последних числах июля. «Оттягивали этот момент как могли из-за того, что не было возможности перевезти цеховое оборудование. Но последней каплей стал момент, когда мы не смогли попасть домой после зарубежной командировки, — рассказывает директор предприятия Михаил М. — Мы в июле с партнером поехали на две недели за рубеж искать новые рынки сбыта. Когда прилетели в Украину, узнали, что в Луганск не ходят поезда. Сразу же стали искать новое помещение для офиса. Решили обосноваться в Харькове», — вспоминает мужчина.

Компания Михаила взяла расходы по обеспечению персонала жильем в новых городах на себя: «Большинство сотрудников работает у нас больше 10 лет, поэтому всех своих решено было вывезти. Чтобы снять жилье, набрали кредитов у знакомых под 1,5%. Первым делом перевезли наш «мозговой центр» — отдел инженеров-конструкторов».

При попытке снять жилье столкнулись с проблемой: хозяева не брали квартирантов с луганской и донецкой пропиской: «Их можно понять — они имели печальный опыт: беженцы задерживали плату. Поэтому первые несколько квартир мы просили снять для нас знакомого с местной пропиской. А потом оформляли аренду на фирму: если платит компания — люди доверяют». На сегодняшний день компания снимает 15 квартир. «В двухкомнатные расселяли по две семьи без детей. Люди соглашались жить вместе, лишь бы выехать из города. Тем, у кого есть дети, снимали однокомнатные», — рассказывает Михаил.

Выпуск продукции предприятие наладило быстро. «Мы потеряли только август, в течение которого переезжали. Но за это время заказали сырье, хотя точно таким же забиты склады в Луганске. Поставщики шли навстречу: кто-то отгружал без предоплаты, кто-то делал скидки», — объясняет предприниматель. Компании пришлось найти новых партнеров-производителей. «Раньше отдельные детали мы заказывали у своих коллег в Луганске, теперь нашли альтернативу —заказываем точно такие же детали у компаний в Комсомольске и Кременчуге. Также нашли фабрики, которые шьют модели по нашей технической документации. К некоторым из новых партнеров устроились на работу наши бывшие сотрудники», — говорит директор.

В сентябре объем готовой продукции, выпущенный компанией, уже составил 30% от нормы. «В октябре подбирается к 80%», — радуется руководитель.

О возвращении обратно, по словам бизнесмена, пока не может быть и речи. «Недавно ездили в Луганск, чтобы забрать зимние вещи. Ночью в городе темно-темно, не освещается ничего. Днем вроде бы нормальная жизнь: солнце светит, люди ходят... Но суть от этого не меняется — теперь это город-призрак».

«ОТ НАС ТРЕБОВАЛИ ПЛАТИТЬ НАЛОГИ НАЛИЧКОЙ»

Как рассказали бывшие донецкие предприниматели, власти т. н. ДНР уже успели разработать систему налогообложения. «Приходят на предприятие и озвучивают ставки: 15% — подоходный налог и 20% — налог с прибыли предприятия. Мы спрашиваем, а как осуществлять платеж? Даже чисто технически это невозможно. Нет никакого счета, куда можно перечислить деньги. Нам говорят: «Платите наличными». Но откуда у предприятия наличка? Эти люди вообще не понимают, как работает система», — возмущаются бизнесмены.

КУДА ОБРАЩАТЬСЯ С ВОПРОСАМИ И ПРОБЛЕМАМИ

В Министерстве доходов и сборов говорят, что фискальная служба старается идти навстречу предпринимателям Донбасса в решении возникающих вопросов. «На официальном сайте есть информация, как перерегистрироваться и перевезти бизнес в другой регион. Работает горячая линия 0-800-507-309, можно обращаться в справочные департаменты региональных отделений и по телефону (044) 247-36-72», — сообщил «Вестям» директор Информационно-коммуникационного департамента министерства Виктор Косарчук.