Парламент принял закон о переселенцах, которых в Украине уже более 400 тысяч. Они получат статус и соответствующую бумагу. Чиновники говорят, это облегчит переселенцам получение соцпомощи и оформление документов. Но изменит ли это их жизнь? «Вести» инкогнито познакомились с бытом и нравами казалось бы благополучного лагеря переселенцев на Житомирщине. Там их переводят на хозрасчет и приучают к новым правилам жизни: хочешь есть – работай, сдавай деньги в «общак», не жалуйся и радуйся тому, что есть

Сезон грибов на Житомирщине отошел. Наталья Стрельцова собирает в лесу ягоды: «Черемуху ободрали, барбарис осыпался, а вот ежевики – море, бери – не хочу». За день щупленькой луганчанке удается насобирать миску. Если ее опять накажут и лишат еды, то хватит на день. В санатории «Тетерев», что принимает переселенцев, Наталья и ее мама попали по распределению из Киева, куда их погнала война на родной Луганщине. Думала, на пару недель, а прошло два месяца. На родине по-прежнему стреляют, а здесь, на мирной Житомирщине, предпринимателю, занимающемуся парфюмерией и косметикой, никак не удается открыть бизнес и вообще зарегистрироваться. Поэтому приходится жить по правилам местного «самоуправления»: хочешь есть – работай, сдавай деньги в «общак», не жалуйся и радуйся тому, что есть. Иначе – наказание, а дальше - чемодан, вокзал, зона АТО.

Чужие среди своих

В одно- и двухэтажных корпусах санатория «Тетерев» осели почти четыре сотни переселенцев. Плюс тощая овчарка Альма. Ее Наталья вывезла с собой из Луганска, и та уже несколько дней не ест. Как, впрочем, и сама Наталья: «Повздорила по пустяку со старшей по столовой, и та отстранила от дежурств». А не работаешь — не ешь. Поэтому последние несколько дней Наталья собирала в лесу ягоды.

Та самая старшая по столовой Ольга тоже беженка. Ее зычный голос слышится издалека. «Капусту привезли, идите шинковать», - раздает она разнарядку переселенцам по комнатам. На вопрос, за что людей оставляют без еды, отвечает, не задумываясь: «Кто не дежурит, тот не только не питается. Директор дал мне право выгонять тех, кто не хочет работать». Поэтому здесь нужно всегда делать то, что говорят. «А на меня здесь никто не жалуется» - вдруг спохватывается бойкая беженка. Она из тех, кто умеет работать локтями. Такие здесь на особом счету.

По теме В Харькове переселенцы не спешат записываться в очередь на модульные дома

Соседки Натальи рассказывают суть местного «самоуправления»: «Директор санатория и представитель благотворительного фонда «Госпиталь Майдана» на собраниях выбирают комендантов в корпуса и главную по столовой. А те уже решают, кому чистить картошку, кому – мести дворы, а кому – охранять территорию».

«И попробуй пикнуть!» - говорит Наталья. Вкус местных ягод она знает.

«Праздник, мясо дали!»

Сегодня Наталье повезло. Удалось взять несколько талонов на питание. Без них в санаторной столовой не нальют даже воды, а на каждый раз всегда должен быть новый. «Представляешь, сказала, что гости из Киева приехали, и комендантша молча вынесла талончики» - смеется Наталья.

С утра в санатории не было электричества. Поэтому столовая открывается позже. Десятки женщин и детей сразу штурмуют «раздаточную». Сегодняшнее меню – полповарешки горохового пюре и варенное куриное крылышко. «Ничего себе, у нас сегодня праздник, мясо дали!» - смеются женщины. В столовой у каждого свой столик. На каждом - записка с количеством едоков. Столько же лежит кусков хлеба.

Тем временем В Одессе больше некуда селить переселенцев из Донбасса

За соседним столом кашляют малыши. Их мама Людмила сказала, что у всех пятерых бронхит. «В медпункте прописали амброксол, но лекарства не выдали. Говорят, нет. Дали полбаночки сиропа «Эреспал» и сказали, чтоб экономили. У меня же денег нет, - говорит Людмила. - Недавно оформила детские, а начнут их выплачивать только в ноябре».

К концу обеда в зал забежал парень: «Мультики в холе будут смотреть те дети, кто пройдет проверку на педикулез. А то уже всех вшами заразили». Мамочки сразу стали решать, кто за кем, остальные только плечами пожали: «Вот женщины, которые болеют чесоткой. Спокойно ходят даже в столовую и никого это не волнует».

«Вы это или мы?»

Профсоюзный санаторий «Терев» насколько живописный из-за лесов Житомирщины, настолько и бедный. Года полтора назад на санатории повесили замок, но в Украине началась война и в мае санаторий волевым решением открыли для переселенцев с востока. То, что людей надо еще кормить, поить и даже лечить, государство не подумало.

«Вы здесь сколько находитесь? Первый день!? А когда вы еще были дома, здесь трава росла по голову! Мы тот фонд, который поднял лагерь с нуля, - с порога заявляет один из основателей благотворительного фонда «Госпиталь Майдана» Зиновий Допилко. Ему Ольга оперативно донесла обо мне, которая задает много вопросов. - Я лично с друзьями из фонда договорился по долгам санатория. Наш фонд и я лично за эту неделю привезли мяса на 16 тыс. грн. Два дня назад - 30 обогревателей. Мы вышли на жену премьер-министра и богатый фонд оплатил четыре кочегарки. Откуда это упало? Вы это или мы?»

В тему Зону АТО покинули треть миллиона украинцев

Допилко победно смотрит на меня и продолжает: «Сейчас Украине тяжело. А приезжие мужики пьют водку. Из местных в зону АТО ушли 400 добровольцев, из переселенцев - один! Они даже дежурят не хотят. Мол, зачем? А затем! За четыре месяца мы выселили 6 семей тунеядцев. И нас не интересует, куда они поехали, государство сюда копейки не вкладывает».

Если на первый из двух извечных славянских вопросов «Кто виноват?» ответ дан, то директор санатория Василий Дикарев знает, «Что делать?»: «Так дайте денег, помогите материально». Он таит надежду на соцвыплаты переселенцам, но не определился пока, сколько с них брать.

Заложники хозрасчета

Во дворе среди позолоченных осенью деревьев меня поджидают переселенки с колясками. Они слышали мой разговор с руководством и рассказывают, как их начали переводить на хозрасчет. «Те, кто сумел сам устроиться в хозяйства, получали 130-150 гривен в день за уборку картошки, - рассказывает Юлия из Горловки. – А остальных повезли по разнарядке санатория, работали бесплатно. Мол, грузовик овощей получим для столовой. Делать это захотели не все. Поэтому за протесты людей и стали выселять».

Мамочки рассказывают о собрании, на которое их недавно собирали: «Сказали, чтобы те, которые уже получают детские деньги, сдавали по 200 грн. на жиры и продукты, а те, кто работает – по 1 тыс. грн. Но позже сумму снизили до 500 грн. Если же мы начнем что-то говорить – нас сразу выселят. Ночью с детьми выставляют за ворота. Все видели, но никто ничего не сказал».

Боятся, потому что большинство жителей санатория «Тетерева» - не пьяные ленивые мужики, а матери с детьми. Им идти некуда и выбраться из новой безнадеги они тоже не могут: «Да мы готовы работать и какую-то сумму отдавать за проживание, но куда деть детей?» Марина из Горловки уже плачет: «В одних садах говорят, мест нет, в других, что без справки с работы ребенка не возьмут. Я договорилась с соседкой по комнате за деньги, но в упаковочной турецкой компании, где я работаю, зарплату задерживают. На завтра денег даже на проезд нет».

Как ей, да и остальным переселенцам из «Тетерева», поможет статус переселенца, непонятно. Война на востоке не заканчивается, надежды на возвращение домой тают, а порыв гостеприимства к переселенцам без господдержки «осыпается» вместе с осенней листвой и может вдребезги разбиться о наступающие холода, когда затянуть пояса придется всем. Тогда кому-то могут понадобиться даже полученные переселенцами обогреватели. «Во вторник нас с ними фотографировали, а в среду сказали, что их заберут. Но еще не забрали», - пожимает плечами переселенка Юлия.

«Они сами там решают»

Когда уже верстался номер, стало известно, что Наталью Стрельцову из санатория выгнали якобы за конфликтность, уклонение от поручений, а также незаконное содержание в комнате собаки. После чего переселенка обратилась в прокуратуру. «Мы сразу позвонили директору санатория Василию Дикареву и сказали, что никаких законных оснований выселять беженцев из санатория он не имеет права», - рассказали в коростышевской райпрокуратуре и посоветовали, в случае самоуправства или выселения звонить в 102 или в прокуратуру.

В Коростышевской райадминистрации тем временем говорят: о ситуации в санатории знают. Но начальник управления труда и соцполитики Елена Грищук разводит руками: «Но что я могу сделать? Они сами там решают». Это признают и в Минсоцполитики: «Законодательно не урегулированы некоторые вопросы о переселенцах. Как защищены переселенцы, живущие на частной территории? На этот вопрос ответа нет».

Ранее сообщалось, что региональный штаб по вопросам соцобеспечения вынужденных переселенцев из зоны АТО совместно с волонтерами проверил готовность санаторно-курортных учреждений Одессы, где находятся беженцы, к холодам. Подробнее…

Тем временем, в России ожидают второй волны беженцев из Украины с наступлением холодов. Об этом заявила Уполномоченный по правам человека в РФ Элла Памфилова. Продолжение…