Корреспондент «Вестей» побывала в освобожденных прифронтовых городах, чтобы понять, действительно ли они стали украинскими и как живут люди в постоянном ожидании войны. Жизнь там все равно продолжается, хотя проблем хватает – нет воды и денег, а местные жители в основном недоверчиво воспринимают армейцев.

Ждут «Ополчения» и боятся прессы

Городок Попасная в Луганской области находится непосредственно на линии фронта и периодически попадает в сводки новостей из-за обстрелов. «Вот только сегодня упала мина в центре города, Михалыч приходил рассказывал. Слава богу, не пострадал никто», - говорит работница местного горсовета Анна. Жизнь в Попасной к вечеру замирает - после того, как паре местных жителей оторвало голову шальной миной, на улицу в темное время суток не рискует выходить никто. «Конечно, очень страшно, - делится своими горестями Анна. - Вы вот в бронежилете, а у меня нет, так я специально несколько курток надеваю - может хоть чуть-чуть спасет. На работу ходим перебежками, а чуть что - сразу в подвал». Сейчас в Попасной уже начали выдавать соцвыплаты (до этого деньги не платили три месяца), раньше же спасал только бартер. Главная особенность таких вот прифронтовых городков - это сплочение общей бедой. Те, у кого есть свой огород или водная колонка, тут же делятся своим уловом с соседями, не беря за это ни копейки.

По теме "В подвале холодно очень, но я там недолго сижу – час-полтора от силы"

Хоть Попасную периодически и обстреливают, в город все равно бегут беженцы - особенно их много из соседнего Первомайска, который на территории ЛНР. «Мы всех беженцев расселиваем, хотя это трудно - у нас ведь многие здания разрушены. Но мы про них не забываем», - рассказывают в мэрии города. Тем не менее, там же и признают - почти все местное население ждет прихода сепаратистов. «Они ждут их, как освободителей. И не понимают, что если сюда придут сепаратисты, то снова начнется война», - вздыхают в ведомстве.

Бойцы, охраняющие город, на вопрос, как контактируют с местным населением, отвечают: «Никак. Мы их не признаем, как и они нас». Рассказывают, как пару дней назад, попали под обстрел «Градов». «А тут бабка одна стояла (блокпост армии находится возле жилого дома, - Авт.), копалась что-то, копалась, а потом по нас лупить начали. Сто процентов она корректировщиком была. Тут все корректировщики - местные! Сепары им по 100 баксов заплатят, а они и рады. Тут же нищие все». То, что между жителями и бойцами сохраняется напряженная обстановка, заметно уже на проверке документов - местные недовольно дают паспорт и затравленно смотрят на солдат. Кстати, с экипировкой у них не очень хорошо – солдаты показывают мне берцы в заплатках. Местные не помогают абсолютно ничем – ни едой, ни одеждой. «Максимум – только проклинают нас», - говорит старший по блокпосту Артур. «Ну, ты преувеличиваешь, - перебивает его товарищ. – Да, большинство нас не любит. Но вот пару дней назад подходила женщина и просто говорила «спасибо». Таких мало, но они есть». Но вот между собой сильных споров на политическую тему между местными не бывает - люди в основном просто устали, да и не было у них изначально откровенной вражды к Украине. «Я здесь живу 20 лет, приехала с Волыни, - на чистом украинском языке рассказывает мне продавщица Галина из местного магазинчика. - И никогда никто косо на меня не смотрел, даже сейчас!». Галина рассказывает, что скоро собирается выезжать в родной город, хоть и не хочет - Попасная стала для нее вторым родным домом. "Мы не то, чтобы против украинской армии, - включается в разговор еще одна женщина, стоящая в очереди. - Но устали уже от обстрелов и хочется мира. И постоянно проходить через блокопосты надоело. А так солдаты нам не мешают". На прощание Галина говорит: «А вы пресса, да? Вот плохо, что вы приехали - значит опять обстрелы будут. Всегда, когда к нам пресса приезжает, нас потом обстреливают...».

Жизнь возле аэропорта

Если сейчас боевые действия возле донецкого аэропорта несколько стихли, то во время пика активности жизнь в городах возле него превращалась в ад. «Еду в Донецк, там, где моя семья. Там опасно, но и тут не лучше, а если умирать - так вместе....», - рассказывает женщина на остановке в Авдеевке, которая под контролем Украины. Школы в Авдеевке еще не открыли, зато в многоквартирных домах дали отопление. А вот с водой напряг, поэтому ближе к 17:00 Авдеевка заполняется людьми с пятилитровыми бутылками - надо набрать как можно больше. Местные жители к обстрелам уже привыкли и на регулярный свист от Града уже не реагируют. К украинским бойцам в основном относятся недоверчиво. «Мы вот недавно проходили, спрашиваем у двух молодых девушек - как пройти к Красноармейской. Они - мы не знаем и ушли. А тут я поворачиваю голову и вижу - так вот же Красноармейская! Вот и зачем так делать, зачем нас обижать?», - сетуют бойцы. Их блокпост находится возле 9-этажного дома, первый этаж которого полностью занят солдатами. «Здесь живет женщина, у которо й сын погиб под Иловайском за Украину. Так вот ей то спички в замок сунут, то, извините, дерьма под дверь подкинут. Не все – есть и соседи, которые поддерживают. Они нам иногда и еду приносит, а бывает, и мы с ним делимся». Кстати, эти бойцы находятся в зоне АТО еще с самой первой мобилизации. «Нас призвали с марта и до сих пор нет никакой ротации!, - возмущаются ребята. – Если меня убьют, то в Минобороны просто скажут – а что он там делал? Мы его туда не посылали». «Вы напишите, что они там в Минобороны все пи….сы, - добавляет еще один боец Антон. – Напишите, обещаете? А то я приеду в вашу редакцию и все!».

Северодонецк – опасный тыл

Северодонецк город не прифронтовой – сейчас это центр Луганской области, где находится штаб Москаля, пока сам Луганск под контролем боевиков. Но ощущения скрытого сепаратизма отчетливо витает в воздухе. В штабе АТО, кстати, это тоже поняли – город планируют максимально укрепить, создав там дополнительную базу батальона «Айдар», который уже совсем скоро станет полком. К украинской армии в Северодонецке также относятся недоверчиво. «Стоят, нацгады», - сквозь зубы говорит мне местный таксист, заметив гвардейцев. По его словам, от украинской армии жизни в городе нет – буянят по ночам, нарушают ПДД, а еще заставляют платить взятки. Впрочем, такое отношение не у всех. «Слава богу, что нет обстрелов. А армия нам не мешает», - говорит продавщица в местном АТБ, в котором, кстати, нет перебоев с продуктами.

В тему Президент сравнил освобождение Украины от фашизма с "Отечественной войной" 2014

Но назвать Северодонецк абсолютно безопасным нельзя – в этом я убеждаюсь на личном опыте, чуть не попав с айдаровцами в засаду к сепаратистам. Двое мужчин, которые вызвались нас проводить в ближайшее кафе, поначалу были настроены вполне дружелюбно – сетовали, что на Донбассе началась война. «Нам и тех, и тех жалко, пацаны!», - наперебой говорили они. Но уже в кафе тональность сменилась – наши попутчики перешли на повышенный тон, периодически вставляя фразы «Наш Моторолла ваших крошил». После напряженного диалога, один из них бросил: «Сейчас приедет ополченец с Боровского (район в городе. – Авт.), сядет рядом с тобой, и ты ему ничего не сделаешь, понятно?». Айдаровцы спорить не стали – ситуация могла бы плачевно закончиться. Впрочем, если бы они не остались в Северодонецке, так бы и было – только ребята выехали из города, в зеленке уже начали просвечивать фонариками. Местный чиновник Сергей Самарский говорит – да, действительно, сепаратистские настроения в городе сильны. Возможно, это связано с тем, что город не познал всех «прелестей войны» - обстрелы были только на окраинах. «Сейчас я заметил, что мамочки и молодежь стали больше выходить на улицы, стали понимать, что такое мирная жизнь», - рассказывает он.

Ранее сообщалось, что пользуясь временным затишьем, дончане пытаются восстановить свое жилье, разрушенное в результате артобстрелов. Правда, далеко не все решаются на серьезный ремонт. Подробнее…

Кроме того, в ближайшие дни пройдет очередной обмен пленными между киевскими силовиками и ополченцами Донецкой народной республики (ДНР). Продолжение…