К ак только случается что-нибудь заметное с земной твердью, например, землятресение под Кривым Рогом, общество начинает припоминать старинные донецкие байки об огромных провалах под шахтерской столицей, о домах, рухнувших в них, и так далее...

«Вести» побеседовали на тему тектонической устойчивости с ведущим специалистом в этой области, профессором кафедры геоинформатики и геодезии Донецкого национального технического университета, доктором наук
Юрием Гавриленко.

Не опускаемся, а поднимаемся!

«По этой теме достоверных данных нет, да и никто в полном объеме этой проблемой не занимался», — говорит Юрий Николаевич, — вообще-то современная геология говорит о том, что Донбасс, напротив, приподнимается. Дзержинск, Горловка, Енакиево — там пласты сдавлены и стоят практически вертикально. Вся основная тектоника Донбасса образовывалась в результате поперечного сжатия. Поэтому, если посмотреть карту современного движения земной коры Украины, то Донбасс совсем незначительно, на миллиметры буквально за год, но поднимается.

Если говорить о всем периоде эксплуатации угольных запасов Донбасса, с конца 19 века, то у нас есть данные по Буденновско-Пролетарскому блоку угольной промышленности Донецка, где все шахты были закрыты. Опускание территории там составляет примерно три-четыре метра. И в основном — за счет работы предприятий в послевоенное время».

Говоря о случаях, когда здания на глазах людей за то или иное время опускаются под землю, мы не могли не припомнить самое громкое донецкое происшествие последних десятилетий — обрушение «хрущобы» на улице Розы Люксембург летом 1981 года. «Там подработки шахтные не при чем, сработали недостатки строительства».

Припоминая тот случай, профессор Гавриленко говорит: «Шахты Горького и Калинина, которые вели работы близко к центральной части города, ежемесячно отчитывались перед горисполкомом — сдавали результаты наблюдений. Как раз на Розы Люксембург была наблюдательная станция. Наблюдения показывали — на участке этом опускание поверхности было ничтожными. Эти отчеты и спасли директора шахты Горького».

Безопасный четырехугольник

Вообще, вопреки распространенному мнению, под центром Донецка нет значительных шахтных выработок, кроме тех разве, что велись в прошлые века на небольшой глубине. «Шахта им. Калинина как-то прорезала всего одну лаву шириной 100 метров и на глубине 800 метров под проспектом Мира, но дальше, в центр, их не пустили», — говорит Гавриленко.

«Центральная часть города стоит на «целике» (часть залежей угля, которая не тронута при разработке. — Прим. «Вестей»), в который никто никогда не входил, — утверждает профессор Гавриленко. — В проекции на земную поверхность границы этого «целика» примерно ограничены улицами Щорса, Челюскинцев, проспектами Комсомольским и Освобождения Донбасса».

Но и на остальной части города все значительные предприятия и общественные здания ставились всегда на «целики». Реальные случаи тектонических проблем можно по пальцам пересчитать. Один из них — это когда в 1972 году пришлось разобрать целую панель 9-этажного дома квартала 16–29 в районе бульвара Школьного. Второй — это «провальное нарушение» поверхности в виде складки земли длиной 5 км и шириной в 120–160 м на улице Статонавтов по ходу движения в сторону Админпоселка — результат совместных усилий шахт «Панфиловская», «Куйбышевская» и «Октябрьский рудник». «Вот и все проблемы, связанные с тектоникой», — резюмирует Юрий Гавриленко.

"Донбасс Арена" стоит на сочленении

Разведанные геологические нарушения на территории Донецка хорошо известны, за ними ведется наблюдение, все они нанесены на геологическую карту. При этом у специалистов нет особых тревог по этому поводу. Для того чтобы в Донецке сооружение стояло нормально в проблемном районе, необходимо соблюдать простые правила. Первое из них — Государственные стройнормы запрещают строить ближе 100 метров к точке выхода нарушения на поверхность. Если и дается разрешение для строительства на проблемном участке, то только специализированными организациями госконтроля. В этом случае здание необходимо усиливать и проектировать с учетом близких нарушений. С каждым годом таких проблемных площадок все больше. «У нас в Донецке множество зданий, которые стоят на тектонических нарушениях, — говорит профессор Юрий Гавриленко. — Самый простой пример — «Донбасс Арена», которая стоит на сочленении двух надвигов, Французского и Коксового».