На Донбассе тысячи людей покинули свои дома, скрываясь от военных действий.

Кто-то осел в соседних областях, а кто-то переехал поближе, например, в Славянск.

Часть переселенцев готовятся колесить дальше, но большинство мечтают вернуться на малую родину.

"Это шанс изменить свою жизнь"

26-летняя Ирина, переселенка из Горловки, которая сейчас живет в Славянске, рассказала "Вестям", как минувшая осень года изменила ее жизнь. 

"Долго не решалась выезжать. Все еще надеялась, что как-то решится все мирным путем. Пока наш район не стали бомбить. Бывало, что ночью с мужем мы не спали, чтобы в случае чего ребенка в подвал спускать. Так мы прожили дома еще пару недель. Сколько слез было, сколько терзаний. Родители живут недалеко от нас. Те сразу сказали, что выезжать не будут, муж тоже отказывался покидать свой дом. А я разрывалась между родными и спасением жизни своего сына", - рассказывает Ирина свою историю.

В конце-концов, после очередной бессонной ночи она приняла решение ехать к знакомым в Славянск. "Как прощалась с родителями – никогда не забуду. Не дай Бог кому-то это пережить, когда чувствуешь себя предателем, покидаешь пожилую мать и отца и не знаешь, увидишь ли их еще живыми. Злилась на своих родных, что тоже не уезжают. Но, наверное, материнский инстинкт пересилил", - вспоминает она. 

Ирина рассказывает, как выезжала из города со знакомыми: "В машине трое детей, я и приятельница с мужем. Мы с Наташкой ревем, супруг ее напряженно смотрит на дорогу, молчит. Каждый блокпост, как испытание. Показываешь паспорта, отвечаешь на вопросы куда-откуда, а внутри ненависть к этим всем воякам".

В Славянске ее приняли знакомые. "В "двушке" выделили мне с сыном отдельную комнату. Неделю я не могла настроиться на оформление каких-либо документов. Ступор какой-то был. Только и занималась тем, что просматривала новостные ленты, созванивалась с родными, которые остались в Горловке. Муж заверял, что все хорошо, но я чувствовала что недоговаривает. Потом пару дней не было связи. Я места себе не находила. Силой себя заставляла ходить с ребенком на детскую площадку, общаться с хозяевами квартиры. Благо, что люди они терпеливые", - рассказывает "Вестям" Ирина. 

"Муж позвонил ей уже из Харькова. Сказал, что в Горловке в соседский двор снаряд попал. "У нас окна повылетали, крышу и забор посекло. Он погрузил в машину кое-какие вещи и поехал в Харьков. Почему не к нам в Славянск? Да ведь здесь работы нет для своих, не то, что для приезжих. В большом городе больше шансов устроиться. Вот он и поехал туда. Сейчас вроде и работу нашел, пока комнату снимает, но как только снимет квартиру – я с сыном перееду к нему", - поясняет Ирина.

Она мысленно уже простилась со своим домом, а с работы ее уволили из-за переезда. "Когда оказываешься в подобных условиях – материальное уходит на задний план. Да, мы 10 лет обустраивали дом, отказывали себе в отдыхе, каких-то мелочах. А теперь понимаю, что все это время неправильно жили. Сейчас я понимаю, что это шанс изменить свою жизнь. Вот переедем в Харьков, а если ничего и там не получится, поедем дальше. Нас сорвали с места, пусть болезненным путем, но это произошло. В Горловку уже не хочу возвращаться. Этот город теперь всегда будет напоминать о самых страшных и тяжелых моментах моего теперь уже прошлого", - признается уже бывшая горловчанка.

Сейчас семья живет в Славянске на деньги мужа, которые он присылает из Харькова. 

"И снится мне один и тот же сон – родной Донецк"

Но чаще переселенцы все-таки хотят вернуться домой. 32-летняя Елена поделилась с "Вестями" своей историей, как ей живется в статусе переселенки в Славянске.Вместе с семьей она выехала из Донецка месяц назад.

"Долго не могли решиться бросить свою квартиру. Да и понимали, что в другом городе нас особо никто не ждет. У нас есть родственники в России. Они нас сразу, когда еще в Славянске бомбили, к себе звали. Но далеко от родного города мы уезжать не хотели. По интернету списались с волонтерами и остановились именно на Славянске", - поясняет Елена.

Она приехала с мужем, дочкой 14-ти лет и свекровью. "В Славянске нас встретили волонтеры, они же поселили нас в квартире, которую предложила женщина только за квартплату. Выбора у нас особого не было, потому мы согласились. Собрав все свои сбережения вместе, мы стали обживаться на новом месте. Конечно, тяжело. Я очень благодарна и волонтерам за помощь, и хозяйке квартиры, но только тот, кто сам оказался в статусе беженца, поймет меня", - говорит Елена. 

В Донецке у семьи была своя двухкомнатная квартира с ремонтом. "Мы никогда богато не жили, но достаток в нашей семье был. А что сейчас? Ютимся в одной комнате на старых чужих кроватях, не отказываемся и от гуманитарной помощи, потому как неизвестно, сколько еще здесь придется жить", - горюет дончанка. 

Она говорит, что как только перестанут стрелять, сразу же вернется домой. "Понимаю, что тяжело будет, инфраструктура разбита, безработица. Но знаете, уже который день и снится мне, что мы дома. Никогда даже не думала, что люблю так Донецк, родные улицы, соседей. Тоскую очень по родным стенам. Каждый раз, как только по новостям говорят о перемирии, начинается "чемоданное настроение", - поясняет она. Живут они с семьей на пенсию бабушки - Елена, также как и Ирина, так и не устроилась на работу. 

Дочанка поясняет, что остается в Славянске из-за дочки: "Рисковать жизнью ребенка не могу. Но только надеждой и живу, что скоро все успокоится. А там, будь что будет, лишь бы не стреляли".