Принято считать, что основателем Донецка является валлийский предприниматель Джон Джеймс Юз. Сегодня это практически официальная точка зрения. Не собираясь разрушать этот стереотип, заметим, однако, что за спиной у исполнительного директора (не владельца!) Новороссийского общества (НРО) Юза стояло столько могущественных и влиятельных, талантливых людей, что говорить о нем как о единственном основателе города как минимум некорректно.

Лондонский агент

Среди первых 19 акционеров НРО были стальные, железнодорожные короли Великобритании, заслуженные адмиралы, финансисты, члены английского парламента, русские аристократы. Каждый из них внес свой вклад в создание угольно-рельсопрокатного производства в диких донецких степях. Кто деньгами, кто землей, кто связями. И у каждого была своя роль в этой пьесе.

О британской мотивации не будем говорить — слишком много места понадобилось бы для ее описания. Если совсем коротко, то как-то так: мы готовы строить хоть на Луне, только пусть нас позовут благопристойным образом.

Русская же выглядела так. Самый опытный дипломат, посол Российской империи того времени, жил в Лондоне. Звали его Филипп Иванович Бруннов. Он был немец по происхождению, барон и друг канцлера Горчакова и имел огромные связи не только при дворе королевы Виктории, но и среди промышленников. Именно ему автор русской схемы, брат императора Александра II великий князь Константин Николаевич, поручил провести первую и самую ответственную часть операции — найти крупных финансово-промышленных тузов, готовых рискнуть мошной для строительства рельсового производства в российской глубинке.

Военным атташе со специальными полномочиями в туманный Альбион был послан один из первых строителей русских подводных лодок полковник Оттомар Герн. Он со своей миссией побывал на островах дважды. Второй раз — в компании со знаменитым героем Севастополя полковником Эдуардом Тотлебеном. Официально суть миссии сводилась к исследованию методов бронирования фортов Портсмута. А неофициально… Тут мы можем только догадываться, но наверняка хитрая лиса Бруннов присмотрел в мире британских промышленников кряжистую фигуру Джона Юза, который в это самое время, будучи исполнительным директором Миллуолского завода в Лондоне, как раз инспектировал возведение броневых фортов в заливе Портсмута.

Так соблазняли Юза

Британские исследователи биографии Юза давно склонялись к мысли, что Юз был соблазнен русскими агентами Герном и Тотлебеном. Теперь об этом можно говорить уверенно — в архивах ВМФ РФ найдены документы, которые можно рассматривать как косвенные, но очень убедительные доказательства. В частности, там хранится пригласительный билет, отправленный в 1863 году Брунновым Герну. Посол приглашал военного атташе на ужин с участием британских промышленников. Ряд других документов, хранящихся в этом же фонде, добавляет к пригласительному фамилии участников — Рошетт, Брасси, Гуч, Хьюз… Хьюз — это правильное воспроизведение фамилии нашего валлийца Юза (Hughes), и нет повода сомневаться, что это был именно тот человек, который вскоре после этого ужина отправился для начала в Ижору и Кронштадт показать свое умение великому князю на адмиралтейской литейной и бронировании форта «Константин».

Как после этого русскими властями и промышленниками была проведена операция по созданию НРО, из которого вырос Донецк в итоге, — это уже совсем другая история. Но зародилась она почти наверняка под бокал портвейна и сигару после обеда у русского посла в Лондоне.