Одной из самых горячих точек в зоне АТО теперь остается Авдеевка. Оборону городка, который находится в 20 км от Донецка и который почти со всех сторон сейчас окружают силы ДНР, держит 25-я днепропетровская воздушно-десантная бригада. Здесь больше недели не прекращаются кровавые бои: происходят прямые танковые столкновения, артиллерийские дуэли, работают снайперы, разведка и пехота. Боевики наносят удары со стороны поселка Спартак, а украинская армия пытается вытеснить их ближе к Донецку. Сюда не пускают прессу. Однако «Вестям» удалось провести сутки среди ожесточенных боев в Авдеевке. Наш корреспондент вместе с медиками оказывала помощь раненым бойцам.

«Друг, ты в рубашке родился»

«Подготовьте места для новых 300-х (раненых. — Авт.)! Следите за парнем с огнестрелом в голову и за тем, у кого оторвало губу, и тормошите контуженых, чтобы они не засыпали!» — во весь голос кричит военный хирург Александр Зеленюк. В одной из авдеевских высоток на пыльном бетонном полу он раскладывает теплые матрасы для раненых, вытаскивает осколки и пули, обрабатывает и зашивает глубокие раны. «За сегодня у нас 13 раненых. Некоторые в тяжелом состоянии, но их уже стабилизировали, все будут жить. Бой продолжается, у нас один 200-й (погибший. — Авт.), которого нужно забрать с поля боя, и еще несколько считаются без вести пропавшими», — продолжает кричать Зеленюк.

Волонтер Иван Звягин (слева) доставляет помощь военным с начала АТО. Фото: О.Омельянчук/Вести

В Авдеевку, которую из-за ожесточенных боев закрыли для прессы, «Вести» приехали вместе с координатором медслужбы штаба Нацсопротивления Иваном Звягиным. Пока Зеленюк почти в кромешной тьме обрабатывает раздробленную руку артиллериста (Авдеевка частично отрезана от света), Звягин мчится на улицу за налобным фонариком для хирурга. Разгружать доверху забитый гуманитаркой и медикаментами автобус сегодня не выйдет — снаряды приземляются возле нашего двора, ночью «на охоту» выходят снайперы противника. Бой продолжается, от звука разрывающихся снарядов содрогаются земля и бетонные перегородки в нашем убежище-медпункте.

В тему Что означает режим чрезвычайной ситуации на Донбассе

«Док, у меня что-то в груди болит, глянешь?» — обращается к хирургу только пришедший танкист. Зеленюк внимательно осматривает его, просит поднять руки и достает зажим. «Да, друг, ты определенно родился в рубашке. У тебя огнестрел, пулька 7,62 (от автомата. — Авт.), видно, прошла сначала через кого-то из твоих товарищей, а потом остановилась у тебя в левой груди — прямо возле сердца. Сейчас рану обработаю — и можешь быть свободен. Станет плохо — приходи», — говорит танкисту Зеленюк.

«На их танках — белые флаги с Георгием Победоносцем»

Бой в Авдеевке заканчивается затемно. Военный хирург, 29-летний Саша Зеленюк, снимает окровавленные перчатки и впервые за сутки может немного отдохнуть. На министерские сухпайки возле него присаживается еще один врач «двадцать пятки» — анестезиолог Ярослав Левченко. «Мы с Сашей вместе были на блокпостах под Славянском, были под Дебальцевом и в окружении под Шахтерском. Здесь же раненых поступает гораздо больше. Но бойцы не промах. Держатся и, едва вставая с больничной койки, снова рвутся в бой», — рассказывает Ярослав.

По теме Рада не коснется вопроса военного положения на заседании по Донбассу

Рядом с нами сидит десантник с позывным «Седой». Летом он получил осколочные ранения обеих ног, сейчас — серьезную степень контузии. Седой поглаживает свои богатырские усы и соглашается рассказать мне, как два часа назад пережил самый большой кошмар в своей жизни. «На танках боевиков — флаги России и белые флаги с Георгием Победоносцем. В бою с...ки лупанули так сильно, что мы все вылетели из брони. Наши пацаны стали вызывать огонь на себя, пытались так разбить технику противника. Завязался ближний бой, лицом к лицу с их пехотой. Я пошел в атаку, гасил их из пулемета», — рассказывает мне Седой.

«Пустил в меня автоматную очередь»

Далеко за полночь, когда бой в районе Спартака уже закончился, в наше убежище-медпункт привозят еще одного раненого. У десантника Паши прострелена нога, врачи принимают решение эвакуировать его и еще двоих военных с контузией в больницу. «Паша, пуля навылет. Кость не задета. Жить будешь. Только вот, объясни, кто это тебя вольнул уже после боя?» — в дороге обращается к десантнику хирург.

«Не поверишь, док. Сепар зашел в тыл и пустил в меня автоматную очередь. Подошел к нашей броне и говорит: «Батя, пусти погреться». Ну, я и вышел — думал, что это кто-то из наших, а он, гад, был в нашей форме, представь! Вообще не знаю, как мне так повезло — всего одна пуля зашла! Надо было его догнать, блин!» — сжимая от боли зубы, говорит десантник. «Ничего, Паша. До свадьбы заживет. А про сепара ты забудь — это теперь дело тех, кто остается воевать», — отвечает ему Зеленюк.

Ранее сообщалось, что жители столицы Донбасса боятся, что Донецк окончательно превратится в блокадный город. Коммунальщики по-прежнему после артобстрелов возвращают людям свет, воду и газ, но у многих заканчиваются деньги, а из-за спецпропусков люди не могут выехать за зарплатой. Подробнее…

В то же время, что режим чрезвычайной ситуации, о введении которого на территории Донецкой и Луганской областей сегодня заявил премьер-министр Украины Арсений Яценюк, не подразумевает таких же ограничений как режим чрезвычайного положения и меньше скажется на людях и компаниях, все еще работающих в регионе. Продолжение…