В субботу пошла прахом очередная попытка возобновить переговоры в Минске. Сепаратисты выдвинули свои требования: новая линия разграничения на основании нынешней линии фронта и переговоры с официальным представителем Киева (не Кучмой, а неким действующим чиновником). Украинская сторона эти требования не принимает, а потому переговоры закончились ничем.

В целом все упирается в прежнюю проблему. Россия настаивает на своем плане «мирного урегулирования»: когда ДНР и ЛНР интегрируются в Украину на правах широкой автономии с сохранением их нынешних руководителей, вооруженных формирований (а также особых отношений с РФ), а Украина гарантирует свой нейтральный статус. В Киеве этого категорически не принимают, настаивая на разоружении боевиков, закрытии границы с Россией, выборах новых местных руководителей в Донбассе согласно украинским законам. Собственно, из-за этого клинча никаких подвижек в мирном процессе уже давно не наблюдается.

На первый взгляд кажется, что у переговоров нет никакой перспективы, судьба конфликта будет решена на поле боя и нам нужно готовиться к затяжной и все более ожесточенной войне. Но по некоторым признакам можно судить, что далеко не все так однозначно. Во-первых, на прошлой неделе Петр Порошенко  сделал заявление о том, что военного пути решения вопроса в Донбассе нет, так как украинская армия не может добиться победы над российской. Правда, свою мысль президент до конца так и не довел. То есть что Украина должна в таком случае делать? Садиться за стол переговоров? Идти на компромиссы с Россией и сепаратистами?

В выходные в интервью «Громадському ТВ» Геннадий Корбан, зам днепропетровского губернатора, эту логику до конца все-таки довел: «Политики должны понять: если у них не получился блицкриг, то надо снять корону и договариваться, как это делают и в бизнесе. Не знаю, с кем договариваться, может быть, и с Захарченко. Я с ним договаривался бы. Хоть с чертом лысым нужно договариваться, чтобы люди больше не гибли».

Учитывая, что Корбан принадлежит к команде Игоря Коломойского, которого традиционно считают представителем партии войны, эти заявления выглядят почти эпохальными. А потому совершенно нельзя исключать резкого поворота от войны к Минску-2. В любом случае будущее становится все более многовариантным. Мы выделили пять вариантов развития событий.

ВОЙНА

К сожалению, очень реальный сценарий, несмотря на все жертвы среди мирного и немирного населения. Несовпадение позиций в переговорах и, главное, наличие уверенности, что враг вот-вот рухнет под грузом собственных экономических и политических проблем, усугубленных войной, и тогда можно будет его окончательно победить, толкает обе стороны на продолжение военного противостояния. Правда, сколько времени нужно будет ждать, «когда враг сам сломается», никто не знает. В то же время данный сценарий несет потенциально большие риски для Украины. За спиной у сепаратистов стоит российская армия, которая может вмешаться в любой момент, если у ДНР/ЛНР возникнут проблемы на фронте (как это уже было в августе 2014 года). А вот за спиной украинской армии такой подмоги нет. Поэтому в случае, если наступление боевиков в какой-то момент будет поддержано российскими регулярными частями, это может иметь очень тяжелые последствия для наших войск и чревато потерями новых территорий. С другой стороны, для нынешнего политического руководства страны заявить подобно Корбану, что оно готово договариваться «хоть с чертом лысым, чтобы не гибли люди», значит повесить на себя ярлык предателей и, возможно, вызвать бунт в столице.

НОВОЕ ПРИДНЕСТРОВЬЕ

Стороны ограничиваются заключением перемирия, после чего сепаратистские территории не реинтегрируются в Украину, а отправляются в свободное плавание, пополняя ряды непризнанных республик. Этот вариант не очень нравится Москве (которая в таком случае теряет рычаг влияния на внешнюю и внутреннюю политику Украины), но, может быть, в какой-то момент просто не будет иного выхода. По мнению политолога Владимира Фесенко, рано или поздно отсутствие политических и военных перспектив переломить ситуацию в свою пользу приведет к тому, что стороны согласятся на пакет-минимум: прекращение боевых действий на достигнутой на тот момент линии фронта и размещение на ней нейтрального контингента войск (возможно, под флагом ООН, но не от России и стран НАТО), который станет реальным гарантом перемирия. ДНР/ЛНР же начинают строить свою государственность, параллельно интегрируясь в экономическое пространство России.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДНР/ЛНР ПУТЕМ КОМПРОМИССА

Предполагает реинтеграцию сепаратистских территорий в Украину путем взаимных уступок обеих сторон. Политолог Вадим Карасев уверен, что бессмысленность войны уже понимают и в Киеве, и на Западе, и в Москве. По его мнению, на первом этапе должно быть принято новое минское соглашение, отличающееся от старого по трем позициям: во-первых, признание ДНР/ЛНР стороной переговоров и официальный статус переговорщиков от Киева, во-вторых, признание нынешней линии фронта как базы для разграничительной линии, в-третьих, отмена экономической блокады неконтролируемых территорий (как рекомендует резолюция ОБСЕ).

В дальнейшем линия компромисса может привести к предоставлению особого политического и экономического статуса всему Донбассу (а не только отдельным районам, контролируемым ныне ДНР/ЛНР) в обмен на проведение выборов нового руководства этой автономии согласно украинскому законодательству (при возможности участия в них для нынешних лидеров ДНР и ЛНР). Предполагаемая победа на этих выборах компромиссных фигур (которые устроят и Россию, и Украину) будет способствовать реинтеграции региона в Украину при сохранении его особых отношений с РФ.

В области международной политики такое соглашение будет означать возвращение Украины к нейтральному статусу и ослабление санкций в отношении России со стороны Запада. При этом вопрос Крыма выносится за скобки — при условии обеспечения его водой, электроэнергией и восстановления транспортного сообщения с ним.

Однако полноценное достижение такого компромисса, по мнению Карасева, требует отстранения от власти не только нынешнего руководства ДНР/ЛНР, но и партии войны в украинской власти. Также такой компромисс требует тщательной подготовки к нему общественного мнения через крупнейшие СМИ, чего пока не наблюдается. Скорее, наоборот...

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДНР/ЛНР НА УСЛОВИЯХ КРЕМЛЯ

Этот сценарий возможен при наиболее неблагоприятном для Украины развитии событий: серьезных поражениях на фронте, экономическом коллапсе и отсутствии действенной поддержки со стороны Запада. «В таких условиях можно предположить, что Банковая в том или ином виде вынуждена будет принять условия Кремля», — считает политолог Кость Бондаренко. — Впрочем, на самом деле условия эти не сильно отличаются от того, что было предусмотрено Законом об особом статусе, принятом осенью прошлого года Верховной Радой. И у Украины остается шанс постепенно переиграть ситуацию в свою пользу при помощи экономических и финансовых рычагов, при помощи Запада и донецких олигархов».

Такой сценарий также означает политический кризис в Киеве — распад правящей коалиции и, возможно, досрочные выборы парламента. Также сохраняется угроза бунта в Киеве радикальных сил. В общем, подобный вариант серьезно повышает вероятность смены власти в Украине.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДНР/ЛНР НА УСЛОВИЯХ УКРАИНЫ

Вариант крайне маловероятный до тех пор, пока у власти в Кремле Путин и пока в резерве у сепаратистов находится регулярная российская армия. Во-первых, вариант мира на условиях компромисса будет для Кремля равносилен капитуляции. Во-вторых, он не решит проблем России в отношениях с Западом и Украиной — санкции все равно не отменят, так как остается проблема Крыма.