Подписанное соглашение в Минске вызвало бурную реакцию как пользователей соцсетей, так и специалистов по геополитике. "Вести" предлагают читателям ознакомиться с мнениями политологов касательно результата переговоров. 

Вадим Карасев

Психологически трудно привыкнуть к выполнению некоторых пунктов соглашения- например, по амнистии или новым границам территорий. Гарантировать отвод техники и реальное перемирие будет сложно: ОБСЕ и раньше было гарантом, и справилось условно. Остро стоит до 15 сентября вопрос Дебальцево. А у ДНР/ЛНР стоит вопрос о снижении статуса и помещение в состав Украины. Ведь они претендуют на большее, а Киев никогда не переступит линию, ведущую к федерализации. Да и децентрализация рассматривается не как уступка ДНР/ЛНР, а как необходимая государству реформа. Да, от войны соглашение отвело, а к миру не привело. Твердых обязательств на себя не взял никто - ни европейцы, ни Украина. Выполнять его будет трудно, механизмов для имплементации нет.

Поэтому «нормандская» четверка ограничилась декларацией. А подписывать соглашение отправился Кучма. Это хитрая рамка, которая не обеспечивает мир, поскольку «нет войны». От лобового столкновения ушли, при этом все решили свои тактические задачи. Киев – приостановил операцию, получил передышку. Дипломатическая победа также в том, что в подписанном соглашении нет упоминания о ДНР и ЛНР, там написано "Донецкая" и "Луганская" области.

Европейцы – вернулись домой победителями (они не могли вернуться вообще без какого-либо результата). Путин, скорее, потерял: теперь не может быть заморозки конфликта по Приднестровскому сценарию либо федерализации. Мотивация ДНР/ЛНР - принуждение Кремля. У него есть рычаг: помощь. Гуманитарная, военная, частично экономическая. Понятно, что формулировки местных руководителей Донбасса не устраивают. Они уже почувствовали себя элитой, властью, хозяевами территории, а тут им нужно разоружиться, стать региональной элитой.

РФ настояла, но это не значит, что через время она не вернется к завышенным требованиям статуса квази-республик. Более того, ДНР/ЛНР считают, что они были в наступлении, и только переговоры помешали им замкнуть Дебальцевский котел. Что они выигрывали войну, а им ничего не досталось - переговоры с ними напрямую не ведут, статус особый не дают. И выборы - по укрзаконам. Поэтому они не заинтересованы в выполнении соглашений. Постараются - саботажем, может, даже провокациями - ситуацию переиграть. У них свои планы, большие амбиции. И есть еще военные возможности. Плюс им не интересен контроль за границей - для них это окно в войну.

Федор Лукьянов, главред журнала «Россия в глобальной политике», председатель Совета по внешней и оборонной политике России

Составляющие соглашения разные: в той части, что касается прекращения боевых действий, план выполним (крупные страны-гаранты заинтересованы в этом). И европейцы будут воздействовать на президента-Порошенко, и Путин - на ДНР/ЛНР. Но что касается долгосрочной, масштабной цели новой Конституции - главной цели - есть вопросы в реалистичности. Ведь менять ее можно лишь волевым решением правящей элиты в целом, а в украинских условиях это сложная цель. Мотивация Кремля для ДНР/ЛНР решающая, без опоры на РФ они повисают в воздухе.

Могут пытаться что-то саботировать - сворачивание присутствия, выборы. В тексте часто встречается слово «модальности», хорошо знакомое "международникам". Забавно, что оно появляется каждый раз, когда идет разговор о чем-то туманном и непонятном. Эти «модальности» будущего устройства республик будут предметом дальнейших разговоров. Риск в том, что все идет очень тяжело. Смотрите, понадобилась самая тяжелая артиллерия - ведь выше уровня, чем Меркель, быть уже не может. Само соглашение - результат того, что за дело взялись по-настоящему первые мировые лидеры. Ни один чиновник не способен принимать волевые решения, как лидеры. Не хватает конкретики на ближайший период (более дальний период обсуждать вообще бессмысленно).

Сейчас все будет зависеть от того, насколько аппараты - прежде всего в Киеве и Москве - будут готовы реализовать соглашения. Есть впечатление, что Путин такую установку дал, устав от происходящего. В конце концов, сколько месяцев воевали, кучу народу положили. А чего добились-то? В этом и заключается безумие ситуации. Уничтожили несчастный аэропорт, разрушили пару городов... ради чего? Самая главная реакция сейчас будет в Киеве. Если ваши радикалы заклюют соглашение, бойня продолжится.

Кость Бондаренко

Уровень обсуждения был гораздо выше, чем в сентябре: главы государств освятили соглашение своим участием. То, чего не было в "первых минских" соглашениях и нет сейчас - гарантии исполнения. Их должны были бы обеспечить стороны - Меркель и Олланд. Меры - обращение к Совбезу ООН для ввода голубых касок если, скажем, Киев нарушает соглашения. Не хватает и конкретики, "дорожной карты" для полного выполнения мира. Есть множество размытых моментов: "в течение года внести изменения в Конституцию". А когда точно? До или после местных выборов? Но эти вещи должны уже решаться в переговорном процессе между Киевом и ДНР/ЛНР. Еще вывод: РФ решила хоть на какое-то время умыть руки.

Воевать же против всего мира невозможно. До 15 числа продолжается война, передвигаются кордоны. Будет жарко. Вспомните, капитуляцию нацистской Германии также подписали 7 мая, но вступила в силу она с 00:00 9 числа, а до тех пор продолжались активные действия. А перестрелки продолжались еще и год спустя. Учтите, что и с украинской стороны, и у ДНР/ЛНР есть группы провокаторов, которые готовы срывать перемирие.

Захарченко с Плотницким с одной стороны и Генштаб с другой постараются заставить их замолчать. И они будут пытаться сорвать мирный процесс. Условно, завтра в Раду вносят законопроект об амнистии, предусмотренный соглашением. Несложно представить, какой будет реакция со стороны батальонов. Не факт даже, что парламент все поддержит.

Константин Симонов, политолог, РФ

Главные фигуранты в этой истории - не те, кто сидел за столом переговоров. Влияние США на ситуацию колоссально. И главный вопрос - готов ли Вашингтон к компромиссу. В противном случае мы получим большую войну, эта развилка простая. Соглашения должны пройти "ратификацию" в Вашингтоне, после чего можно будет делать выводы. «Первый Минск» был разрушен не потому, что каких-то пунктов не хватало, а потому, что стороны отказались его выполнять. Сразу стали думать, как нарушить. Придирались к мелочам: прописан обмен пленными. А волонтеры - пленные? Неясно. И летчица Надежда Савченко попадает в эту категорию? Тоже нет ясности. При желании каждый может сделать вид, что другая сторона нарушает договоренности. Проиграли в этот раз ДНР/ЛНР. Они и не хотели подписывать документ, их «мотивировал» Путин. И их самостоятельность преувеличена. Россия, считаю, не выиграла ничего, кроме относительного затишья и не-введения санкций. И она готова выполнять соглашение. Она в этой истории все время отвечала – за «военных», за «вооружения», а сейчас не захочет сознательно нарушать, увеличивать санкционное давление на себя.