Пресс-атташе "Шахтера" Руслан Мармазов покидает команду под давлением политической ситуации в стране.

Об этом он рассказал в своем интервью изданию Трибуна. Его суждения могут вызывать споры и неудовлетворение, но в любом случае они интересны, как мнение известного донецкого журналиста, долгие годы бывшего одним из ключевых людей в ФК «Шахтер».

О причинах ухода

Как рассказал Мармазов, сейчас он официально находится в отпуске, но уже с 1 марта официально покинет должность и больше не будет работать в футбольном клубе. Основной причиной ухода он назвал то, что клуб вынужден дислоцироваться в Киеве и Львове, а также то, что он кардинально не разделяет взгляды и политику нынешней власти в Украине.

"То, куда движется Украина, мне категорически не нравится. Но, как вы понимаете, пока я был официальным представителем клуба, публично заявлять об этом я не мог. Всегда бы нашлись желающие представить мои слова как позицию всего «Шахтера». А это неверно. Теперь же я свободен от обязательств, говорю как частное лицо – можете считать это моей гражданской и журналистской позицией... Мои взгляды не совпадают с тем, что сейчас господствует на территории Украины. Больше того, это разные полюса. А в клубе меня все устраивало. У нас всегда было так принято: у каждого есть право на свои политические взгляды, это его личное дело. Меня никто не ущемлял, и я сам ничего подобного не делал.", – заявил он.

"Меня давно и многое не устраивает на Украине. Я честно пытался в это все как-то встраиваться, дискутировать и быть понятым. Но теперь не хочу. Надоело. Даже футбола и футбольной журналистики практически не осталось – одна сплошная политика. До страшного дошло: мне стало трудно находиться на стадионе. Там футбола теперь меньше, чем всех этих идиотских прыжков, безумных речевок, песнопений и прочих проявлений непонятного для меня геройства. Все это меня раздражает и угнетает. Поймите, для меня решение об уходе крайне непростое и болезненное. Я в «Шахтере» без малого 10 лет проработал, и это были лучшие годы моей жизни. Но сейчас клуб фактически постоянно находится на выезде, я побыл с ним, сколько мог, и понял, что долго так не протяну. Нет душевного комфорта. Можно спрятаться от чего угодно, но не от самого себя", – рассказал Мармазов.

О конфликтах с сотрудниками

"У меня не было никаких конфликтов, на политической почве так уж точно. Дискуссий, споров хватало, но никакой конфронтации. Те, кто об этом говорит, пусть назовут конкретную фамилию, с кем я конфликтовал... А так – бывают разные моменты в рабочем коллективе, особенно в мужском. Наговорить можно всякого, повздорить – это футбол, а не синхронное плавание, в конце концов. Хотя, думаю, в синхронном плавании тоже всякое случается… Иной раз надо какого-нибудь наглеца и одернуть, и на место поставить, но из-за таких мелочей не оставляют дело всей своей жизни и не увольняются".

О месте жительства

"Я же уехал в Донецк, домой. В Москве я сейчас интересные проекты по работе обсуждаю с коллегами. Пока я не знаю, где буду – может, в Донецке, может, в Москве, а может, в Крыму".

О будущей деятельности

"Пока наслаждаюсь переходным периодом к новой жизни. Был недавно в Донецке, по которому жутко соскучился. Проснулся впервые за многие месяцы в своей кровати, за окном громыхает, конечно, и это не гроза, а мне все равно так кайфово. Думаю: «Что за прелесть, я дома, сейчас повидаюсь с друзьями, спешить никуда не надо, еще и «Киевстар» в ДНР отключили, никто не дергает – замечательно, вершина релакса…» Сейчас, пользуясь творческим отпуском, собираю свои «записки на манжетах». У меня есть давняя идея, надеюсь наконец-то подойти к ней впритык – хочу написать книгу о Мирче Луческу. Точнее, даже не о нем самом, а о том времени, которое он олицетворяет, и которое я застал, – тех десяти с лишним годах, которые посчастливилось видеть футбол вблизи, о свершениях, в которых довелось участвовать, о самом славном периоде донецкого «Шахтера». Это один из проектов. Еще ряд вариантов рассматриваю, но, скорее всего, они не будут связаны со спортом".

Про точку невозврата

"Для меня точка невозврата – это майские события в Одессе, когда сожгли людей и когда львовский «Беркут» поставили на колени. Вроде бы не самый яркий момент, но я представляю, что это за крепкие, боевые мужики – парни из «Беркута». Я не верю в их массовое прозрение: «Пойдем постоим на коленях». Представляю себе, каким был уровень угрозы – скорее всего, для их близких, – если они пошли на такое унижение. С этого момента считайте, что Украина рухнула, и территория Донбасса не будет входить в ее состав. Хотите вы этого или нет – это неважно, так уже сложилось".

О событиях в Донецке

"Я был в Донецке в это время. Я видел события вокруг обладминистрации. Видел, к чему люди готовятся, и что там нет оружия. При этом уже в мае по Донецкому аэропорту нанесли удар с воздуха. Применять авиацию по городу, который считается как бы своим для этого государства, – мне это невозможно понять. Нас с 1943 года не бомбили, последними были немцы. А теперь вот родное якобы государство. Думаю, если бы вовремя не перекрыли над Донбассом небо, украинская авиация по сей день уничтожала бы нас. И за это, заметьте, давали бы ордена, похваливали и отправляли в депутаты", – расскзал он.

"У нас были свои референдумы, над которыми в Украине хихикают. Я видел, сколько людей в этом участвовало, и считаю, что это нормальное волеизъявление народа. Если вы бомбите людей за волеизъявление, не удивляйтесь последствиям.

Когда-то, наверное, можно было договориться. Можно было поступить гораздо мудрее и избрать федеративный формат для Украины. А вы знаете, что сейчас даже сказать слово «федеративный» – чуть ли не уголовная статья? Даже сейчас, когда страна уже рухнула! Даже это ничему не научило. В любом случае момент давно упущен. Остановки «Федерация», «Конфедерация», «Автономия» проскочили на крейсерской скорости, не притормаживая", – считает Мармазов.

О событиях в Одессе

"Разве наказали виновных в одесской трагедии? Или там люди сами себя жгли и из окон выбрасывали? Не наказали и не накажут. В общем, давайте не мыслить аллегориями. Вы же заметили, что это не войска ДНР и ЛНР обстреливают Киев сейчас? Если бы они стреляли по Киеву, вы бы совершенно иначе смотрели на это и желания теоретизировать у вас не было бы".

О приятных воспоминаниях о "Шахтере"

"Первое сразу же – один из самых счастливых дней в моей жизни, 20 мая 2009 года, победа в Кубке УЕФА. Я боялся, что постарею и умру, не успев выиграть еврокубок. Но дожил и поучаствовал во всем – это что-то совсем невероятное по эмоциям. Второе – люди, с которыми работал. Фантастическая команда – и в менеджменте, и мои личные друзья, и футбольный коллектив. Таких людей, как Ринат Ахметов, в стране… такой один, больше нет. Всегда удивлялся тому, как он умеет принимать неординарные решения в трудных ситуациях. Признателен ему за все, что он для меня сделал. Мирча Луческу – мудрейший и интереснейший человек. Собственно, если я начну перечислять всех, так места даже на вашем сайте не хватит. А третье, наверное, спортивные успехи клуба. Трофеи как привычка – это важно. У «Шахтера» появился инстинкт победителя, мы знали, что нам все по плечу. Это всех подразделений касалось, в том числе и пресс-службы".

О спорах с Ахметовым

"В разговорах со мной он неоднократно говорил, что, по его мнению, Донбасс будет счастлив только в составе единой Украины. У нас с ним была масса дискуссий на политические темы. Больше того, последнее время мы почти не говорили о футболе, все больше о политике, перспективах, гуманитарной помощи. Ринат Леонидович – человек ищущий, он разговаривает не только с теми, кто ему поддакивает. Видимо, ему было интересно узнать мое мнение. В каких-то моментах я с ним согласился, в каких-то мы спорили. В чем-то, надеюсь, смог его убедить я – хотя вот это неочевидно. Но таких бесед было множество."

Об обвинениях Ахметова в сепаратизме

"Так сейчас, чтобы тебя не обвиняли в сепаратизме, нужно бежать впереди всех с шашкой и какой-нибудь фашистской руной "бить колорадов в Донбассе".