36-летний Алексей Антипов в конце декабря вернулся в Харьков после 4-месячного плена. В батальон «Донбасс» пошел добровольцем, но 30 августа после 30-часового боя под Иловайском вынужден был сдаться в плен вместе с сотней боевых товарищей.

«Дальше держать линию обороны было нельзя, россияне подтянули тяжелую технику, танки. У нас был гранатомет, но дальность его боя не позволяла достать противника. Погибнуть бестолково, не забрав никого из них с собой на тот свет, было неправильно. К тому же российский офицер дал нам честное слово офицера, что к днровцам мы не попадем», — вспоминает Алексей.

Цену этому слову ребята узнали уже на следующий день, попав в руки боевиков, в застенки бывшего СБУ в Донецке. Там предстояло выдержать полтора месяца пыток. «Была настоящая пытка голодом. Кормили дважды в день — ячка или сечка на воде вперемешку с песком, десятая часть буханки хлеба. Исхудали очень сильно. Охранники наши были из тех, что и пороху не нюхали», — говорит боец. Заправляли всем, по словам Антипова, военные — допросы вели сотрудники ФСБ или ГРУ. Но больше голода мучили переживания за близких. Родные Алексея знали, что он у боевиков — пленников приезжали снимать российские каналы. А вот позвонить домой удалось только раз. Ситуация улучшилась 16 октября, когда пленных перевели на восстановительные работы в Иловайске. Там они увидели других днровцев. «Они нормально к нам относились — они сами воевали, среди них нет уголовного элемента, и были среди них действительно бывшие шахтеры. Из гуманитарной помощи, которая нам приходила, не взяли себе даже пачки сигарет. Настроены были по-разному. Многие говорили, что не успокоятся, пока не дойдут до границ Донецкой области. Но большинство устали от войны и хотят перемирия», — считает боец.

Сегодня Алексей Антипов занимается помощью тем, кто, как и его родные и близкие в свое время, ищет своих родных: он создал группу в Facebook — «Сообщество родственников пропавших без вести и погибших защитников Украины». «Когда я был в плену, мои родные познакомились с родственниками других военнопленных. Мы вернулись, но они общаются до сих пор. В стрессовых ситуациях лучше, чтобы люди объединялись, не замыкались в себе», — считает Алексей. В его группе люди размещают фото пропавших без вести и информацию о них. Многие из них выходили на связь еще в конце августа под Иловайском. Антипов привлекает к работе с родными волонтеров и психологов.

ОПЕКАТЬ ПОЛГОДА

90% бойцов, которые побывали в плену, имеют серьезные психологические травмы, уверен психолог военного госпиталя Павел Базиль. Он помогал как бойцам, вернувшимся с передовой, так и пережившим плен и пытки. «Плен — это намного страшнее. Люди видели не только войну на передовой, но и войну с обратной стороны. Как минимум в течение полугода их нужно постоянно опекать — друзьям, близким», — уверен специалист.

По его словам, такие сообщества, как то, которое инициировал Антипов, оказывают хорошую психотерапевтическую помощь для бывших военнопленных — объединяясь, люди легче справляются со стрессом.

Впрочем, экономист по образованию Алексей Антипов морально готов к тому, что ему еще придется вернуться на войну. «Если военное вторжение и дальше будет продолжаться, если они пойдут на Харьковскую область, буду возвращаться в зону АТО несмотря на то, что медкомиссия признала меня частично годным. Оружие в руки взять еще смогу», — говорит ветеран.