На днях в немецких СМИ разразился скандал. Местные издания опубликовали информацию о том, что граждане Германии воюют в Донбассе по обе стороны конфликта. В публикациях речь шла о более чем ста гражданах Германии. При этом в немецком МВД заявили, что знают о нескольких гражданах, которые сейчас находятся в зоне боевых действий в Украине, а немецкая прокуратура уже проводит проверку по этому поводу.

Почти месяцем ранее подобный скандал был в Испании — местная полиция задержала восьмерых граждан, которых подозревают в том, что они воевали в Донбассе на стороне сепаратистов. На родине их могут обвинить в незаконном хранении оружия, соучастии в убийстве и нарушении нейтралитета Испании в украинском конфликте. «Вести» поговорили с иностранцами по обе линии фронта и разобрались, что привело их на чужую войну.

Швед: «Ваши мужчины не хотят воевать»

Карлос, 31 год, Швеция:

Карлос из Швеции приехал защищать нас от России. Фото: facebook.com

«Я приехал в зону АТО в сентябре прошлого года. Решение принял после того, как мне стало ясно: в войне на востоке участвует Россия. Дело в том, что по матери я финн, там я служил в армии. Эта страна находится рядом с Россией, и если бы русские напали на Финляндию, мне пришлось бы ее защищать. В каком-то смысле я даже восхищаюсь Путиным и хотел бы, чтобы в Швеции был такой сильный и самостоятельный лидер. Но он, несмотря на свои сильные стороны, как говорят у вас, м*дак — нельзя вот так бесцеремонно врываться в жизнь небольших и более слабых стран. Мне нравится ваше дешевое пиво. А из негативного — чувствуется, что вы постсоветская страна. Ваши молодые мужчины не горят желанием идти воевать, и я этого не понимаю. Если бы Россия напала на Финляндию, для всех финских мужчин было бы позором не пойти на войну.

Узбек: «Это война чести»

Шавкат, 30 лет, Узбекистан:

Шавкат в Узбекистан возвращаться не хочет. Фото: facebook.com

Я гражданин Узбекистана, но давно хотел переехать в Украину. Решился, когда начался Майдан — это был мой протест против преступного режима в Узбекистане. У нас тоже есть автономная республика Каракалпакстан, которая хочет отделиться, а некоторые хотят присоединиться к России. Еще — русские шовинисты считают, что до их прихода в Среднюю Азию там жили безграмотные дикари. Эта война для меня — война чести, а кремлевская политика — это наш с вами общий враг. На Майдане я был медволонтером, готовил узбекский плов, потом строил баррикады. Участвовал в боях и получил ранение.

По теме В ДНР объявили дату старта мультивалютной зоны

Конечно, когда я ехал в зону АТО, я боялся умереть, и сейчас тоже бывает страх, но он проходит после первого выстрела. Я буду участвовать в АТО до конца, а потом еще пару лет поживу в Украине. Дома меня все равно может ждать статья о наемничестве и вербовке. С другой стороны, у меня нет иллюзий по поводу нынешних властей Украины. Их всех надо судить по законам военного времени. Они отправили неподготовленных бойцов без экипировки в мясорубку. Я молчу о том, что деньги на армию собирает народ, а не государство. Это позор для страны.

Израильтянин: «После войны съездим в Южную Америку»

Гриша, 33 года, израильтянин:

Я приехал в Киев во время Майдана случайно. Честно говоря, я вообще очень мало знал об Украине — просто слышал об УПА и о Бандере и знал, что, если хочешь посмеяться, можешь просто зайти в интернет и почитать высказывания ваших политиков. В Израиле я чем только ни занимался — был альпинистом, тусил с панками, работал поваром, потом жил в Барселоне. Перед Новым 2014 годом я собирался в Германию на каникулы, но в соцсетях мне написал один знакомый, который был медиком на Майдане. Он сказал: приезжай, мне нужен помощник. И я приехал.

Ранее В ДНР пообещали зарплаты бюджетникам в рублях

19-го февраля меня даже контузило. Именно на Майдане я понял, что мне есть за что сражаться, когда увидел, как ваша нация пробуждается. В мае прошлого года с друзьями уехал в батальон. В Барселоне у меня остались бывшая подруга и маленький ребенок, для него я открыл счет. Никогда не забуду тот день, когда наш командир поехал на задание и попал в западню. Я ездил в морг на опознание его тела. Еще очень впечатлили местные жители, которые чуть ли не падали на колени и говорили: вы же не уйдете, не бросите нас? Хотя, конечно, далеко не все такие — где-то пятьдесят на пятьдесят. Украина — моя страна, я тут останусь. Когда довоюю, с друзьями съездим отдохнуть в Испанию или Южную Америку. Осталось только довоевать.

По ту сторону фронта

Американец: Продал мотоцикл и уехал в Донецк

Техас, США:

«Я коммунист и следил за украинскими событиями с самого начала. Считаю, что СМИ обманывают американцев, как это было после 11 сентября 2001 года. А как-то увидел фотографию женщины в Луганске. Она была еще жива, когда делали фото. Она посмотрела в камеру и будто посмотрела мне в душу. После этого я сказал: «Все, хватит!» Чтобы были деньги на дорогу и жизнь, продал все свои вещи, в том числе любимый мотоцикл. Из Москвы поехал в Ростов, а потом — и в Донецк. Там меня определили в батальон «Восток» и я прошел спецподготовку. Я служил три года в армии США и знаю службу. Но в этот раз все было по-другому — по-настоящему. Сейчас перемирие, и я могу одеть ковбойскую шляпу. Я же из Техаса как-никак. Но после войны я не прочь остаться в Донецке. Во-первых, женюсь на красивой женщине. Во-вторых, открою техасское барбекю».

Испанец: фотограф батальона «Восток»

Торо, 50 лет, Испания:

«Я в рядах ДНР добровольно. Приехал три месяца назад и помогаю пресс-службе батальона «Восток». Вот, фиксирую доказательства преступлений врага — фотографирую полуразрушенные дома у донецкого аэропорта. Не очень хорошо говорю по-русски, поэтому общаюсь на английском. Понимают далеко не все, но это мне не мешает. Как только защитим свободу здесь, поеду домой!»

Серб: Из плена выкупали друзья из Западной Украины

Деян, Сербия:

Деян из Сербии - сторонник «русского мира». Фото: Европейский фронт

«В Донбассе я еще с прошлого лета. Мы все славяне, и я сторонник «русского мира». На Донбассе строят Новороссию, как мы строили Новосербию. Со второй не получилось, поэтому поехал создавать первую. Служу снайпером в интернациональной бригаде еще со Славянска. За время войны меня три раза ранили, а прошлым летом я побывал в плену у «Айдара». Из-за футболки и джинсов меня приняли за гражданского и содержали в довольно сносных условиях. Сигареты даже давали, еду приносили, а некоторые били, но несильно. За меня требовали выкуп 40 тысяч долларов. Но я им в лицо рассмеялся: откуда у меня, обычного человека, такие деньги? Но они требовали, и я связался с друзьями, с которыми работал на объектах в Сочи перед Олимпиадой. Они из Западной Украины. Они заложили свои дома и собрали 19 тысяч долларов выкупа. После чего уехал в Россию, а оттуда — в Донецк. Сейчас перемирие, и у меня есть время погулять по Донецку».

Ранее сообщалось, что иностранцам, которые едут в ДНР, ЛНР и назад на украинских блокпостах ставят в паспорта специальные штампы. По словам пресс-секретаря Госпогранслужбы, отметки в паспорт иностранцам ставят на шести контрольных пунктах, которые по пяти определенным дорогам ведут из Украины в ДНР, ЛНР и назад. Подробнее…

Тем временем, в населенном пункте Станица Луганская боевики перешли реку Северский Донец по полуразрушенному мосту, который находился под контролем украинской армии, и приступили к оборудованию своего блокпоста. Продолжение…