После убийства Олеся Бузины в Киеве дончане решили назвать или переименовать одну из улиц города именем известного писателя.

Такую идею озвучил в "Фейсбуке" глава администрации Киевского и Куйбышевского районов Иван Приходько.

Его предложение вызвало бурные дебаты в соцсетях, мало того обсуждения перекинулись на барельеф Стусу, который в 2001 году установили на входе в корпус филологического факультета Донецкого национального университета.

Дончане разделились во мнениях, кто-то поддерживает идею переименования улицы в честь Бузины и перенос барельефа, кто-то против того и другого. "Вести" собрали мнения журналистов, политологов и краеведов о переносе памятников и переименовании улиц. 

Роман Манекин, политолог, советник "правительства" ДНР:

"Считаю, что заново нужно называть новые улицы, которые построим, конечно, со временем, не переименовывать".

Манекин также добавил следующее: "Что это за совковское пренебрежение к топонимике? Город - живой организм. Грубо лезть в топонимику - уродовать город!

Ведь это ужас, что было, когда в 1988 году начал приезжать в Мск: с пл. Хо Ши Мина надо было перейти на ул. Клары Цеткин, чтобы попасть к скверу Индиры Ганди!

Зачем все это? К тому же война сейчас идет. Такие вещи, как именования улиц, нельзя делать "по-горячему" (не пирожки печь!). Главное! Политика – дама переменчивая! Для меня Олесь всегда будет соратником. Но я лично против, чтобы суетливо пытаться упрочить собственное положение увековечиванием имен "своих" (в том числе, и соратников)!

Суетливо это. Недостойно! Топонимикой нужно заниматься отдельно от политики. Не по-совсковски, не по-украински".

Алексей Акутин, краевед:

"Иван Приходько предложил назвать одну из донецких улиц именем Олеся Бузины. Как патриот родного города, категорически не согласен. У нас немало своих достойных людей, например, Алла Кононенко, водитель трамвая, спасшая людей на Боссе, или Владимир Поляков, героический начальник ЖЭКа с Октябрьского поселка. Да и проспект Донецких коммунальщиков был бы более уместен, чем увековечивание памяти киевского журналиста и писателя. А вы как думаете, дончане?"

Владислав Русанов, известный донецкий писатель, доцент ДонНТУ: 

"Есть вопросы и к личности Стуса, и к эстетической ценности барельефа. Но я за всестороннее обсуждение и гражданские слушания. Только после этого можно подступать к барельефу. При этом доминирующее мнение за нынешними работниками филфака".

Ранее Русанов написал по поводу барельефа следующее: "Не могу не поделиться мыслями человека, увековеченного на барельефе. "...за переписом населення 1959 року маємо близько 4,5 мільйона українців в СРСР, що відмовилися від материнської мови на користь російської, бачимо, що то йдеться непросто про проблеми, а про щось фатальніше, про життя, і смерть української нації"или"...видно при простих арифметичних підрахунках, що (...) лише через росіян 4.227.769 українців не мають змоги жити в українських містах. Колі ж добавити сюди ще і євреїв, котрі майже усі живуть у містах й користуються російською мовою, то серед міського населення якщо уже понад 31% неукраїнців (тобто некорінного населення республіки). Отже, понад 5 мільйонів українців не можуть зайняти свого законного місця в містах, не можуть користуватися всіма отими перевагами, котрі дає життя у місті в порівнянні із помешканням на селі, не можуть брати найактивнішу доля в творенні самої культури української нації. Скільки серед тихий понад п'яти мільйонів гине щодня, щогодини безслідно Шевченків, Франків, Бортнянських, Кошиців, Лисенків, Драгоманових, Грушевських, Яворницьких!"

Русанов в комментарии "Вестям" также добавил, что речь идет не о сносе, а о переносе артефакта: "Перенести можно в краеведческий музей, например. Или в какую-нибудь аудиторию имени Стуса. Там же есть такая". 

Игорь Гомольский, журналист:

"Если кому-либо (а вдруг?) интересно, то я против демонтажа мемориальной таблички В. Стусу, что на здании филологического факультета. Присоединяюсь к Лариса Лисняк. Личность творца не вызывает у меня симпатии, а изречения, опубликованные уважаемым Владислав Русанов, я читал еще пару лет назад, когда тему начали подогревать. Почему? Потому, что своя голова на плечах и не нужно уподобляться мартышкам. Раз уж стали гнуть линию про "мы не дикари", то не нужно от этого отступать. Тем более, что действительно не дикари.

Да, Стус явно болел снобизмом и не особенно жаловал соотечественников, но мы будем лучше, чем он. Донбасс, что бы не говорили злопыхатели, всегда был очень толерантным краем. Пусть он таким и остается. А Стус...а что Стус? История, она неравномерная и окрашена в оттенки серого. Мне, к слову, Ленин тоже никак. Я, знаете ли, женщин люблю. Короче, земляки, давайте смотреть на вещи благоразумнее. В конце концов, если табличку демонтировать, то лучше мы не заживем и война не закончится, но кто-то обязательно использует это в качестве инфоповода. Чтобы в очередной раз высказаться про "донецкое быдло". Не дадим подлецам такого шанса!"

Евгений Ясенов, донецкий краевед, журналист и писатель: 

"Мне кажется, убирать таблички и памятники - все равно, что убирать документы из архива, которые почему-то не нравятся той или иной власти. Историю нужно знать в полном объеме".

Что дальше?

К слову, Иван Приходько по результатам этих дискуссий предложил провести опрос среди населения: "Мы планируем провести соцопрос на эту тему и предоставим данные на рассмотрение властям ДНР". 

Что же касается Стуса, то несколько лет назад в городе обсуждалась идея назвать вуз в его честь, однако инициатива не нашла поддержки широкой поддержки у руководства университета. Периодически обсуждалась и тема об уместности барельефа, однако дальше разговоров дело не заходило.